Федеральный маршал Трамп

20 декабря 2017

Фёдор Лукьянов - главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» с момента его основания в 2002 году. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Профессор-исследователь НИУ ВШЭ. Научный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай». Выпускник филологического факультета МГУ, с 1990 года – журналист-международник.

Резюме: Администрация Дональда Трампа обнародовала стратегию национальной безопасности, которую ждали давно и с большим интересом. Внешнюю политику США при Трампе практически повсеместно считают импульсивной и хаотичной, лишенной стратегических линий. Стиль руководства, принятый президентом, и склонность к эпатажу это подтверждают.

Администрация Дональда Трампа обнародовала стратегию национальной безопасности, которую ждали давно и с большим интересом. Внешнюю политику США при Трампе практически повсеместно считают импульсивной и хаотичной, лишенной стратегических линий. Стиль руководства, принятый президентом, и склонность к эпатажу это подтверждают.

Но если абстрагироваться от его манер и преодолеть почти неизбежную в случае с Трампом пристрастность (слишком яркая персона для объективистского восприятия), то непоследовательности куда меньше, чем кажется. И новый документ это демонстрирует в концентрированном виде, ведь подготовлен он в духе главы государства, но не им самим, а командой, которая "обтесала" взгляды президента под удобоваримый формат. Какой же мир окружает Соединенные Штаты, если смотреть на него глазами военно-политического руководства страны?

Это мир опасный, остро конкурентный, угроз американским интересам в нем явно больше, чем возможностей для взаимовыгодного сотрудничества. Стратегия констатирует возвращение эпохи великодержавного соперничества, "отпуск" от которого, продолжавшийся три десятилетия, закончился.

Россия и Китай, как сказано в документе, "привержены намерению сделать экономики менее свободными и менее справедливыми, наращивать свои военные потенциалы, контролировать информацию и данные, дабы подавлять свои общества и расширять собственное влияние". Надежды на "встраивание" конкурентов (прежде всего тех же Пекина и Москвы) в выгодную Америке систему оказались иллюзиями. Да и вообще, США надо не продвигать какие-то свои ценности для сооружения подходящего миропорядка, не строить лояльные себе государства, а сосредоточиться на реализации конкретных интересов.

Есть, правда, терминологическое противоречие - КНР и Россия названы ревизионистскими державами, что подразумевает с их стороны стремление к пересмотру желаемого американцами порядка. Между тем поддерживать этот самый порядок сам Вашингтон уже не считает нужным, то есть сам выступает в качестве главного ревизиониста.

Принципы свободной торговли и многосторонних договоренностей, которые считались залогом процветания Соединенных Штатов, теперь фактически объявлены противоречащими их интересам. Стратегия подтверждает важность альянсов, но это скорее реверанс союзникам, чтобы не волновались. Всякие новомодные "глупости", наподобие изменений климата, из числа приоритетов безопасности исключены.

Ну и, конечно, кредо, которое повторяют и Трамп, и его ближайшие соратники, как помощник по национальной безопасности Макмастер, - "мир через силу" (peace through strength). Сама идея понятна и, мягко говоря, ненова. Убеждение в том, что для подержания мира следует постоянно готовиться к войне, - элемент классического мышления стратегов с античных времен (в Спарте и Афинах, милых сердцу видного интеллектуала, а по совместительству министра иностранных дел Великобритании Бориса Джонсона, подобный строй мысли был общим местом). Трамп, впрочем, апеллирует к менее отдаленному прошлому, ссылаясь на выступления такого поклонника силы, как Рональд Рейган. (Забавно, что эта фраза является официальным лозунгом авианосца ВМС США "Рональд Рейган", спущенного на воду в 1998 году, еще при жизни бывшего президента.)

Россию упрекают в подрыве американской мощи разными средствами, включая вмешательство во внутренние дела (привет расследованию спецкомиссии Мюллера), однако самой серьезной угрозой для Соединенных Штатов назван российский ядерный потенциал. Это возврат к "классике" холодной войны, что, как ни странно, многие в Вашингтоне тоже критикуют. Мол, администрация недостаточно внимательна к новым козням Москвы, как кибервмешательство и пропагандистское воздействие. О степени царящих в американском истеблишменте антироссийских фобий свидетельствует тот факт, что стратегия, четко и ясно характеризующая Россию как опасность, критикуется за излишнюю мягкость в отношении Кремля. Трамп, мол, представляя документ, недостаточно резко высказался об отношениях с Россией, а даже еще - о ужас - упомянул о возможности сотрудничества.

Программный документ, представленный Белым домом, хорошо отражает мировоззрение Дональда Трампа, которое можно воссоздать из его книг, интервью и заявлений за много лет и даже десятилетий. Изменение, которое принес Трамп в американскую политику, формулируется так: сила - не способ обеспечить глобальное доминирование вообще, а инструмент точечного решения экономических задач США, но ограничений по ее применению нет. "Мировой полицейский" меняет амплуа и становится, используя американскую терминологию, "мировым федеральным маршалом" (расширенный аналог судебного пристава, обеспечивающего исполнение решений судов). Это другая работа и несколько иная логика действий, как раньше говорили - доставить живым или мертвым...

По-русски лозунг "мир через силу" звучит многозначно. Первое, что приходит в голову, это не обеспечение мира посредством укрепления потенциала (что и имеется в виду), а мир, который приходится поддерживать нехотя, вопреки желанию, примерно как есть кашу в детском саду. Хорошо, что по-английски второго значения нет. Или как?

Российская Газета

} Cтр. 1 из 5