Финал политической пьесы

20 июня 2018

Исход конфликта в правительстве ФРГ может повлиять на судьбу ЕС

Фёдор Лукьянов - главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» с момента его основания в 2002 году. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Профессор-исследователь НИУ ВШЭ. Научный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай». Выпускник филологического факультета МГУ, с 1990 года – журналист-международник.

Резюме: В Германии политический кризис, последствия которого окажут влияние на весь Европейский союз и могут изменить траекторию его развития. Непримиримый конфликт возник в самом сердце "большой коалиции" между "партиями-сестрами".

В Германии политический кризис, последствия которого окажут влияние на весь Европейский союз и могут изменить траекторию его развития. Непримиримый конфликт возник в самом сердце "большой коалиции" между "партиями-сестрами", как их принято называть, - Христианско-демократическим союзом (ХДС во главе с канцлером Ангелой Меркель) и Христианско-социальным союзом (ХСС, баварская региональная партия, которую возглавляет министр внутренних дел Хорст Зеехофер). Эти две политические силы всегда несколько отличались друг от друга (ХСС явно правее), но представляли собой прочный блок. Отчасти потому что не конкурировали - ХСС традиционно интересовала только Бавария, где он не отдавал власть со времен Второй мировой, а ХДС присутствовал в остальной части страны.

Катализатором нынешней коллизии стали тоже вполне прагматические избирательные калькуляции. В Баварии осенью земельные выборы, и ХСС впервые опасается потерять контроль над ландтагом, что станет для партии катастрофой. На пятки "социальным христианам" наступает крайне правая "Альтернатива для Германии", отхватившая часть баварского электората на федеральных выборах 2017 года. Главная тема, естественно, миграция, ведь Бавария - ворота Германии, повернутые к массовому миграционному потоку с юга и юго-востока Европы. Там рост антииммиграционных настроений, наблюдаемый сейчас по всему континенту, подкрепляется реальными цифрами беженцев, прибывающих в эту федеральную землю. И хотя, по данным статистики, уже два года наблюдается ощутимый спад потока, это уже не так важно, потому что тема из практической (реальные опасения граждан) стала политической (восприятие угроз), и статистика теряет убедительность. К тому же Германия с 2015 года приняла около 2 миллионов переселенцев, что много само по себе, но производит еще более неприятное впечатление на фоне данных в ряде других государств ЕС, которые вообще отказываются принимать беженцев.

Столкновение внутри правительства произошло из-за мер, которые предлагает Зеехофер, а они, надо сказать, довольно умеренные: не допускать на территорию Германии тех, кому уже было отказано в праве на пребывание, а также беженцев, зарегистрированных в других странах Евросоюза. Вполне логично. Принципиальным, однако, является один момент - совершает ли Германия эти действия самостоятельно, в одиночку, или они становятся частью общеевропейской миграционной политики по общему согласованию. Позиция ХСС - больше невозможно ждать, когда что-то произойдет на уровне ЕС, надо действовать, пока не поздно. ХДС (Меркель) считает, что любые движения без договоренности с соседями-партнерами недопустимы. Клинч усугублялся всю прошлую неделю, в понедельник заключили подобие временного перемирия - МВД дало канцлеру две недели, чтобы решить вопрос на европейском уровне, в противном случае Зеехофер отдает приказ вводить меры в действие. Это, вероятнее всего, будет концом коалиции, потому что Меркель придется уволить министра за своеволие, ХСС отзовет свои голоса, большинства в бундестаге не останется.

Хотя все комментаторы указывают на эгоизм ХСС (они строят свою земельную кампанию на нагнетании общенациональной проблемы), понятно, что кризис намного глубже. Речь идет о том, на каких принципах будут дальше базироваться отношения Германии с ЕС. Германия - опора Европейского союза не только потому, что это крупнейшая экономика. Для Берлина принципиально важно сохранение европейской интеграции. Именно она создает комфортную оболочку для роста влияния и веса Германии, а также помогает обуздать опасения остальных европейских держав перед перспективой возрождения "германского вопроса" (то есть экспансии страны за счет соседей). И вся политическая философия Ангелы Меркель коренится в идее, что развитие Евросоюза жизненно важно для Германии, так что поддержание процедур, гарантирующих (или имитирующих) общеевропейские решения, безальтернативно.

Оппоненты Меркель, подстегиваемые ростом антииммигрантских настроений, ориентированы на собственный электорат. Они считают жизненно необходимым для правительства демонстрировать быструю способность к ответам на то, что беспокоит людей.

Это не сугубо германская коллизия (раскол по этой линии уже привел к переменам в Австрии, Италии). Но в силу исторического наследия и центральности Германии для Европы и трансатлантических отношений исход конфликта в федеральном правительстве может быть судьбоносным для всего ЕС. Перемены в Берлине предопределят расклад сил во всем Союзе. Меркель - испытанный боец, обладающий огромным опытом, но почти все комментаторы сходятся в мнении: ее карьера во главе правительства вошла в финальную стадию. Сам факт того, что Зеехофер фактически предъявил ей ультиматум (две недели), а она его по сути приняла, свидетельствует о значительно ослабленных позициях. Добиться на европейском уровне за две недели того, чего не могли сделать многие годы, - нереально. Значит, предстоит наиболее драматический акт политической пьесы в Берлине.

Российская Газета

} Cтр. 1 из 5