Невольник чести

20 сентября 2012

Фёдор Лукьянов - главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» с момента его основания в 2002 году. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Профессор-исследователь НИУ ВШЭ. Научный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай». Выпускник филологического факультета МГУ, с 1990 года – журналист-международник.

Резюме: Позиции Америки в мире – в том числе и экономические – основаны на ее способности выступать с позиции силы на стороне союзников против оппонентов.

Кандидат в президенты США от республиканцев Митт Ромни не раз говорил, критикуя внешнюю политику Барака Обамы, что тот не уделяет должного внимания союзникам, распыляясь на попытки наладить диалог с оппонентами и образовать новые партнерства.

Когда мы придем к власти, заключает республиканец, друзья вновь почувствуют надежное плечо Америки, а противники – ее железную волю.

Займет ли Ромни Овальный кабинет в Белом доме, пока непонятно, но Соединенным Штатам, возможно, скоро придется подставлять это самое плечо ближайшим союзникам, причем, вопреки собственному желанию. Две страны, которые являются опорными для Америки в двух ключевых регионах – Израиль на Ближнем Востоке и Япония на Дальнем – заинтересованы в том, чтобы глубже вовлечь Вашингтон в острые противостояния.

Израиль, если верить многочисленным утечкам, всерьез рассматривает возможность удара по иранским ядерным объектам в ближайшее время. В информационном пространстве циркулируют непонятно откуда взявшиеся прогнозы о том, что – если ничего не предпринять уже сейчас – через полгода Иран якобы будет обладать технологией производства ядерного оружия. Разнообразные источники рассказывают, что официальные лица из США и Европы, мол, зачастили в Иерусалим в надежде отговорить израильского премьера Биньямина Нетаньяху от войны. Израильские СМИ пестрят высказываниями в поддержку или против силового сценария. МАГАТЭ, несмотря на сопротивление со стороны России и Китая, высказывает все более тревожные оценки состояния дел в иранской ядерной отрасли, хотя не вполне понятно, что, собственно там меняется. Ну и на фоне всего этого продолжается война в Сирии, которую, кажется, все больше рассматривают как прелюдию к решающей битве против Тегерана.

Обилие разговоров смущает. Подготовка настоящей акции любит тишину. Не исключено, что информационная волна как раз призвана предотвратить необходимость реальных действий, сохраняется надежда, что Иран сделает пару шагов назад.

Однако, если расчет таков, шанс невелик. Похоже, что Тегеран психическая атака не пугает. Как ни странно, иранцы в войну, судя по всему, не верят, а если и допускают ее возможность, полагают, то на сухопутное вторжение никто не рискнет, воздушная же кампания не достигнет поставленной цели, зато сплотит нацию и смешает все карты в регионе. Неуступчивость Ирана может таким образом привести к тому, что сказавши «а», придется говорить «б» – невозможно без конца угрожать, не применяя силу, в противном случае угрозы будут обесценены. К тому же есть относительно недавний пример Ирака – все ждали войну, и она случилась именно так, как ждали.

Еврейское государство может начать кампанию, но заканчивать ее придется общими усилиями, прежде всего американцам. И поэтому, если наносить удар, то делать это действительно нужно сейчас. Что бы в Вашингтоне ни думали о воинственности Израиля, отказать тому в поддержке накануне выборов невозможно (это вряд ли возможно и в иное время, но выборы дают гарантию). К тому же в Соединенных Штатах сильно желание расквитаться с Ираном за вызовы, который он бросал Америке со времени исламской революции. А ядерный статус Тегерана, если он его обретет, станет мощнейшим ударом по престижу США, поскольку получится, что едва ли не основная внешнеполитическая цель 1990-х – 2000-х годов (не позволить Ирану стать ядерным), не достигнута.

В общем, если в Израиле все-таки решат, что ждать больше нельзя, Америка с неизбежностью будет втянута в серьезную вооруженную операцию на Ближнем Востоке.

На Дальнем Востоке ситуация еще интереснее. Япония вступила в острое противостояние с Китаем из-за гряды крошечных островов, принадлежность которых Пекин оспаривает. История давняя, но непосредственным поводом для нынешней коллизии стало решение правительства выкупить проблемные территории у частных владельцев. Пекин ответил со всей политико-пропагандистской мощью – от рейдов военных и рыболовецких судов до хорошо оркестрованных волн «народного гнева». Заговорили о самой серьезной конфронтации за многие десятилетия.

Почему Токио взялся национализировать острова? Вероятнее всего, это результат общего изменения ситуации в регионе. Россия демонстративно подтверждает свой суверенитет над Курилами, чтобы напомнить о своих правах и намерениях в Азии вообще. То же самое делает по спорной территории с Японией Южная Корея. Китай с прошлого года заявляет об особых интересах в прилегающих морях, чем нервирует и соседей, и Соединенные Штаты. Америка же, заявив о повороте в Азию, опять увязает на Ближнем Востоке. Японии, видимо, кажется, что без решительных шагов с ее стороны диспозиция будет ухудшаться сама собой. Акт национализации – не более чем символическое действие. Но символы в подобных конфликтах иной раз важнее всего остального.

Однако расчет может быть и вполне прикладной. Министр обороны Японии заявил по итогам переговоров с американским коллегой Леоном Панеттой, что тот заверил его – спорные острова подпадают под действие американо-японского договора о коллективной безопасности. Сам Панетта этого публично не говорил, но понятно, что выхода у Вашингтона в случае чего просто не будет.

Америка обеспокоена ростом китайского влияния вообще и в Тихоокеанском регионе в особенности, и одна из причин тревоги – колебания среди партнеров и союзников.

Они хотят быть уверены в дееспособности Соединенных Штатов, их готовности пойти на конфликт с Китаем, если возникнет повод. Если же нет, если Америка вдруг начнет проявлять уклончивость, то сомнения в целесообразности американского патроната станут возрастать в геометрической прогрессии, а это поставит под угрозу всю систему отношений в АТР. Соответственно, Японии выгодно создать ситуацию, когда США придется поддержать Токио, рискуя в противном случае подорвать к себе доверие.

У Вашингтона тоже могут быть резоны в пользу обострения. Для Америки выгоднее, если бы Китай как следует «высунулся» сейчас, поскольку результат будет для него негативным, а щелчок по носу отбросит Пекин назад в смысле желания и готовности бросать кому-то политический вызов. Иными словами, в сегодняшнем гипотетическом конфликте Вашингтону практически гарантирован успех, а вот что будет лет через 15–20 предсказать трудно. В Пекине это, вероятно, хорошо понимают, и конфликт вокруг национализированных островов, вероятнее всего, скоро все-таки успокоится. Но это будет не разрешение спора, а его откладывание. Повторение неизбежно, и скорее всего это будет спираль – каждое следующее обострение опаснее предыдущего.

России следует внимательно наблюдать за происходящим, не вмешиваясь и не занимая никакую сторону. У нас пока остается привилегия быть сторонним наблюдателем, чего, например, Соединенные Штаты себе позволить не могут.

Позиции Америки в мире – в том числе и экономические – основаны на ее способности выступать с позиции силы на стороне союзников против оппонентов. Об этом все время и говорит Ромни. Но никто не может сегодня рассчитать, хватит ли на это сил, особенно если союзники будут разыгрывать свои партии, пользуясь тем, что США вынуждены их поддерживать.

| Gazeta.Ru

} Cтр. 1 из 5