Победа по минимуму

18 апреля 2017

На основании референдума Турция становится президентской республикой

Фёдор Лукьянов - главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» с момента его основания в 2002 году. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Профессор-исследователь НИУ ВШЭ. Научный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай». Выпускник филологического факультета МГУ, с 1990 года – журналист-международник.

Резюме: С небольшим перевесом на референдуме по изменению Конституции Турции победили сторонники придания президенту более широких полномочий. Реджеп Тайип Эрдоган добился своего, изменив баланс власти.

Реджеп Тайип Эрдоган добился своего - с небольшим перевесом на референдуме по изменению Конституции победили сторонники придания президенту намного более широких полномочий. Турция превращается в президентскую республику, в которой баланс власти резко смещается к централизации. К тому же сам Эрдоган получает право оставаться на посту еще 12 лет, если, конечно, захочет и выиграет выборы 2019 и 2024 года. То, что захочет, сомнений, зная характер турецкого президента, мало. К тому же ему всего 63 года (Трампу, например, 70), так что до 75-летия управлять страной Эрдоган вполне в состоянии. Ну а перспективы побед зависят от множества факторов, в том числе от степени той самой централизации власти, которая начинается де-юре.

Эрдоган обретает полноту власти над расколотой страной с растущим потенциалом конфликтов и насилия. Мнения разделились почти поровну ("за" - чуть более 51%), население трех крупнейших городов конституционные поправки отвергло. Усугубляется кризис во взаимоотношениях с курдами (почти пятая часть населения). Жесткое подавление любой реальной или мнимой фронды после попытки военного переворота летом прошлого года накаляет обстановку в обществе. Внешнеполитическая система координат невнятна, а нестабильность в регионе не демонстрирует ни малейших примет успокоения.

Турецкий президент и его соратники утверждают, что сильная власть нужна как раз для того, чтобы решить все эти проблемы и повести страну путем обновления и модернизации. Сценарий дальнейшего развития Турции важен не только для нее самой и с точки зрения региональных перспектив, но и как модель на будущее. Ведь Реджеп Тайип Эрдоган олицетворяет тип лидерства, который, как считают некоторые, является альтернативой либеральной демократии и способна лучше нее реагировать на вызовы современности.

В начале 2000-х с Эрдоганом были связаны большие надежды в области демократизации, ограничения власти военных и экономической либерализации неповоротливой турецкой экономики. По всем этим направлениям страна достигла заметного прогресса. Одновременно в качестве одной из главных целей ставилось вступление Турции в ЕС, и именно при Эрдогане начались официальные переговоры об этом после четырех десятилетий обещаний со стороны Брюсселя и ожидания.

Почему все потом пошло совсем иначе? Как всегда, можно говорить о совокупности причин. Общий рост мирового беспорядка, в котором у стран среднего калибра появился соблазн громче заявить о себе. Подспудный, а потом все более явный кризис европейского проекта. Политика США, которая воспламенила Ближний Восток, как минимум плеснула бензин в тлевшие угли обострения. Быстрый рост влияния политического ислама. Мировой экономический кризис, следствием которого стал и кризис восприятия демократии. Ну и так далее.

Идея сильного лидерства как залога выживания во все менее понятных обстоятельствах появилась не в Турции. Однако сама личность Эрдогана способствовала тому, что именно здесь модель "плебисцитарной демократии", то есть наличия яркого руководителя авторитарного типа, подтверждающего свои полномочия через всенародные выборы и подотчетного народу в целом, а не институтам, нашла наиболее плодотворную почву.

Результаты реализации такой модели, если судить по текущему состоянию страны, вызывают сомнения. Турецкий экономический бум в прошлом, причем в значительной степени именно по причинам политических, особенно внешнеполитических шараханий вождя. Стратегия повышения международного влияния под вопросом - Анкара запуталась в отношениях и с соседями, и с великими державами. На европейском направлении - острая взаимная неприязнь и глухие угрозы. Ну и раскол общества - и по этническим (курды), и по социальным линиям.

Однако отступать президент не собирается, да, скорее всего, уже и некуда, он должен доказать правоту своего курса. Исходя из предыдущего опыта, трудно ожидать, что, победив с небольшим перевесом, президент Турции постарается умиротворить своих оппонентов. Он скорее склонен к подходу в стиле "победитель получает все".

До какой степени можно сохранять управляемость общественно-политической системой, опираясь на собственные волевые качества и поддержку лишь части (хотя и наиболее населенной) страны, будет выясняться в ближайшее время. Турки, в принципе, не та нация, которую можно произвольно и без ограничений ломать через колено.

России надо быть готовой к тому, что проявления, мягко говоря, своенравия и взбалмошности со стороны турецких партнеров будут продолжаться, а то и усугубляться. К сожалению, правило о том, что раскол общества нередко стремятся преодолевать за счет внешнеполитических акций (не хочется употреблять слово авантюр), вполне универсально. Это известно и на отечественном опыте, и на опыте многих других государств. Восторженная реакция турецких властей на удар США по Сирии на прошлой неделе заставила в очередной раз задуматься о последовательности и предсказуемости партнеров - пока впечатление, что Анкара разве что не обнулила результаты трудных, но необходимых Астанинских переговоров конца прошлого - начала этого года. Турции предстоит новая фаза самоутверждения, а это редко не сопровождается эксцессами.

Российская Газета

} Cтр. 1 из 5