Современные технологии: как России не отстать слишком сильно?

21 января 2014

Андрей Колосовский - директор департамента по правовым и корпоративным вопросам в ООО «Майкрософт Рус», чрезвычайный и полномочный посол.

Резюме: В ближайшем будущем нас ждет переход к тому, что называется «интернетом устройств», когда устройства, механизмы, машины, транспортные средства будут между собой общаться через интернет самостоятельно, без участия человека

Факторы экономического роста

Хочу начать с экономики, с истории экономики. Историки-экономисты утверждают, что примерно до середины XVIII века реального роста, что называется, валового национального продукта на душу населения, у человечества не происходило. Оно перераспределялось: кто-то захватывал территории, кто-то кого-то брал в рабство, но реального прогресса или не было, или он был очень незначительный. А потом график идет по ускоряющейся возрастающей, которая началась примерно с того времени, когда стал нормально функционировать паровой двигатель, резко ускорилось, когда появился работающий двигатель внутреннего сгорания, и в последнее десятилетие рост многократно ускорился, прежде всего, когда информационные технологии стали массово применимы и доступны не только для военного сектора, каких-то специальных спектров, а для массового производства и для массового потребителя. Если взять последние 10-15 лет, то эта цифра увеличилась на 30 процентов.

Экономическая наука пыталась довольно долго разобраться, какие факторы влияют на то, почему он так растет, и почему неравенство в этом росте стало с конца XIX века между странами и регионами очень заметным. Кроме всяких изначальных условий, наличия населения, подходящих полезных ископаемых, прежде всего, это инвестиции. И это инвестиции, во-первых, в правильном сочетании с потреблением, а главное, правильные пропорции инвестиций как в капитал, в средства массового производства, так и в разный уровень знаний, образования, новые технологии, распространение знаний в обществе и так далее. Это решающий фактор. Мы говорим, что это новое, а это фактор, довольно давно действующий. Опять же есть известный график, показывающий, что единственная страна, в которой с 1870 года валовый национальный продукт на душу населения устойчиво растет на два процента – это США. Другие страны уменьшали разрыв, увеличивали, колебались, догоняли, но темпов прироста такого, по абсолютной цифре, они не смогли достигнуть.

Этот фактор инвестиций в знания, инвестиций в инновационную, интеллектуальную составляющую производства и был решающим, но сейчас становится решающим в гораздо большей степени. Интересно сравнить такие цифры: в Сингапуре инвестиции примерно 35% от валового национального продукта, в Венесуэле 20%, несмотря на наличие больших полезных ископаемых, их запасов, в Китае в последние годы – 42%. Дальше этот процесс новых открытий и увеличения интеллектуальной составляющей как фактор роста будет еще больше. Есть очень много списков тех открытий, которые, скажем, на ближайшие 15-20 лет окажут наибольшее воздействие на производственные, на экономические модели и так далее.

Маккинзи недавно сделал такой комбинированный список из того, что будет больше всего воздействовать и по глубине, и по масштабу применения в ближайшие годы, до 2025 года. Если сгруппировать эти открытия или новые технологии, то это, прежде всего, информационные технологии, дальнейшее развитие мобильного интернета в сочетании с облачными технологиями – переход к тому, что называется «интернетом устройств», когда устройства, механизмы, машины, транспортные средства будут между собой общаться через интернет самостоятельно, без участия человека, собирать данные, оценивать ситуацию, принимать решения и совершать необходимые действия. Максимум, что будет делать человек, или в текущем режиме, или еще более вероятно в постфактном режиме – за ними следить.

Перспективные разработки

Мы очень много говорим про потребительскую и медийную роль интернета, но, прежде всего, это производственная сила. Она во многом проявляется уже сейчас и многие наши компании ее используют. Есть известный пример успешного участия наших инженеров в создании «Дримлайнера» для «Боинга», но вся эта концепция конструкторского бюро в России без интернета была бы просто невозможной, потому что в бумажном виде этого никто не смог сделать. Есть неплохая, интересная компания молодых ребят в Новосибирске, которые толком оттуда даже никогда не выезжали, но придумали игры и продают их через интернет с оборотом примерно в несколько десятков миллионов долларов в месяц. Из других направлений – принципиально новые машины и, прежде всего, дальнейшее развитие робототехники.

Здесь немного говорили о новой индустриализации в США, что есть такая государственная политика, но в значительной степени причина новой индустриализации – это именно развитие робототехники, гораздо меньшая потребность в живой рабочей силе, и, с другой стороны, требования рынка – гораздо быстрее отвечать на новые потребности. Если все это ввозить и Китай и везти обратно, получается сложнее. Кроме робототехники, все больше будет развиваться самоуправляемые транспортные средства и 3D-принтеры. Иллюстрация насчет принтеров (об этом совсем недавно известно): американское агентство по контролю над огнестрельным оружием провело испытание пистолета, который был собран из материалов, купленных в простом магазине, скачанной с интернета программой и загруженной в 3D-принтер. Там всего одна металлическая деталь, поэтому его невозможно обнаружить в аэропорту, тем не менее, он вполне благополучно стрелял, может быть, не так точно, как обыкновенный пистолет, но с убийственной силой. Это одна из иллюстраций того, к чему может нас привести развитие 3D-принтеров.

Дальнейшие новые технологии будут в энергетике, прежде всего, касающиеся сохранения энергии – одна из старых проблем, которую решить трудно: можно сохранять запасы воды на гидросооружениях, запасы топлива, но энергию в переработанном виде толком сохранять не получается пока, за исключением пока недоразвитых батарей. Будут появляться самые новые материалы.

Принципиальная роль человека в век новых технологий

Ясно, что у всего этого большие военно-технические последствия, в которые я не хочу сейчас вдаваться, не о них мы будем говорить, но они очень сильно изменят модели взаимодействия стран мировой экономики, разделение ролей и, что ближе к теме нашей дискуссии, в значительной степени изменят то, что требуется от рабочей силы. И принципиальная роль человека будет изменена во многих из этих производств. Это сейчас уже происходит. В США недавно провели исследования ситуации с безработицей, изменения которой довольно вяло реагируют на постепенный выход США из экономического кризиса. Они пришли к выводу, что многих из тех рабочих мест, которые были потеряны, закрыты, не будут восстановлены. Если потерявшие работу люди надеются, что найдут рабочее место,  подобное тому, чем они занимали раньше, то они его не найдут. Им надо или принципиально переучиваться, или менять профессию.

Возвращаясь к нашей дискуссии, когда мы планируем изменение образования и так далее, смотреть надо намного вперед, а не просто на то, что сейчас не устраивает. Будут очевидные последствия, которые ближе к внешней политике и к политике вообще. Такое общество, где роль интеллектуального труда и индивидуального труда, не массового, будет гораздо более сложно управляться. Оно должно управляться как-то по-другому, в значительной степени эти общественные процессы не будут поддаваться тем инструментам регулирования, которые применялись раньше. Будет гораздо более сложное правовое регулирование, в том числе, и на международном уровне, потому что многие нормы, которые относятся к передаче технологий данных, персональных данных, в нынешней действительности не работают и меняться действительность будет гораздо быстрее, чем раньше. Нужно будет гораздо быстрее адаптироваться нормы к новым реальностям.

Как российский рынок может встроиться в международный?

Я немного соприкасаюсь с международными конференциями, где обсуждается такого рода регулирование, и должен сказать, что когда Министерство иностранных дел не очень владеет этой фактурой, это еще более-менее понятно – не его профиль. Но когда и представители профильных министерств не слишком хорошо понимают, о чем идет речь, то это, конечно, тяжело, потому что при этом мы не можем реально участвовать в тех нормах регулирования, которые и обсуждаются, и вырисовываются. Важные последствия всего этого для внешней политики заключаются в том, что такие расходы на resources development, кем бы они ни производились, даже китайцами, у которых огромный потенциал внутреннего рынка – они не могут окупаться, если вы не ориентируетесь на всемирный рынок. Это просто экономически невозможно.

Надо сказать, что с точки зрения бизнеса не все так плохо с российскими компаниями, но если взять какие-то наши передовые IT, компании типа IBS или Касперского, они давно стали глобальными. Если посмотреть их доходы, где они их больше получают – в России или за рубежом, то почти наверняка окажется, что за рубежом. Но общего понимания, что это необходимо, что это императив, если мы хотим быть успешными на технологических направлениях бизнеса, мне кажется, у нас пока еще нет. Наверное, это будет тоже одним из запросов к внешней политике будущего – обеспечить доступ российских высокотехнологических компаний на зарубежные рынки.

Каким должен стать человек, чтобы встроиться в международный рынок?

Федор [Лукьянов] об этом немного говорил в первой части, и совершенно правильно говорил о том, что это совокупность разных факторов, которые создают такую среду для инновационного человека и для тех людей, которые могут участвовать в этом новом производстве. Совершенно правильно говорилось, что вещь это довольно капризная, потому что месторождение или завод перевезти или очень трудно или почти невозможно, а человек берет и уезжает. Единственное, что я хотел бы сказать, что, во-первых, просто деньгами эта среда не покупается. Я участвовал в первоначальных дискуссиях по поводу Сколково, там была такая иллюзия, что это вопрос денег – заплатим этому специалисту, заплатим профессору с мировым именем, и все сложится. Но я пока не предсказываю, что сложится в Сколково, но из этих дискуссий, из дискуссий с зарубежными специалистами в этой области понятно, что это именно создание среды, а не просто разовая покупка каких-то отдельных элементов.

Что еще мне кажется важным – привлекательность или непривлекательность этой среды зависит не только от того, как объективно она сложится, но и в значительной степени от того, как она воспринимается вовне и теми, кто в ней уже находится, или, еще важнее, теми, кого мы хотели бы привлечь приехать туда работать или остаться. Часть этих perceptions (ощущений) – это, конечно, и задачи внешней политики, и результат внешней политики.

Как создать инновационную среду?

Не хочу уходить в детали, чтобы не переходить к каким-то внешнеполитическим вопросам, которые мы традиционно обсуждаем, но один элемент хотел бы выделить. Он мне кажется важным для того, чтобы создать у нас такую среду и для того, чтобы и к нам приходили технологии, которые всегда являются существенными товарами.  Чтобы нас пускали с нашими технологиями, мы не должны восприниматься как враждебная страна. Общий perception (убеждение) о враждебности распространяется, и потом его очень тяжело искоренять и преодолевать. Советский Союз в какой-то степени так воспринимался, но там потребовались совершенно позитивные или негативные, но революционные изменения, чтобы от этого можно было отказаться. Если вы такие революционные изменения не планируете, то предыдущий perception очень тяжело преодолеть.

Мне кажется, что иногда в своей внешнеполитической логике, решениях, особенно в риторике мы необходимость преодоления предубеждения не учитываем. Такие краткосрочные цели при этом, вполне возможно, достигаются, но долгосрочные проблемы восприятия могут только усугубиться.

«Мягкая сила» в исполнении кино

Ну и в конце скажу, что на прошлой неделе я был на небольшой конференции, она была внешнеполитическая, но в том числе там обсуждалась «мягкая сила» в исполнении кино, то есть, что происходит на мировом кинорынке, что там происходит с распределением центров «мягкой силы». Явление довольно интересное: Китай и Индия пришли к убеждению, что это важный фактор – влияние вовне, и вкладывают достаточные деньги, и переориентируют хотя бы частично свое кинопроизводство не только на внутренний рынок. «Голливуд» на это тоже реагирует, там у них было две точки зрения. Одна чисто американская, которая заключалась в том, что это какая-то полная ерунда. Что такого сложного сделать фильм, который пошел бы и в Китае, и везде? Мы знаем, как делать кино, значит, мы берем китайскую красавицу, снимаем эффектные кадры в Гонконге – и вперед, как говорится, дело пойдет. У этих киностудий не очень получилось, другие, все-таки пришли к выводу, что если вы хотите успешное национальное кино на международном рынке, то первоначальный контент должен быть по-настоящему национальным. Желательно, он должен быть сделан национальными режиссерами, даже продюсерами, которые это понимают. И тогда он будет интересен не только внутри, но и вовне. Но этого недостаточно, если вы хотите, чтобы он был хорошо и коммерчески успешно воспринят вовне. Он должен отвечать неким международным стандартам, принятым на сегодняшний день, стандартам кинематографических технологий, и плюс должен быть поддержан, особенно в дистрибуции, мировыми игроками, которые это могут сделать.

Если есть эти три фактора, тогда это получается довольно успешно. И как пример такой успешности довольно активно, к моему удивлению, назывался «Сталинград», где есть все эти три составные. Прокатчик у них по всему миру «Sony», в результате фильм успешно прошел в Китае, они увеличили количество копий, которые туда запустили, он вышел уже в США: сначала в таких избранных кинотеатрах, где показывают всякие конкурсные фильмы, потом они собираются это расширить.

Мне кажется, этот пример, немного переосмыслив, можно ориентироваться во внешней политике, примерно так, что национальный контент должен быть, прежде всего, как ответ на национальный запрос и на национальные интересы. Но если вы хотите двигаться дальше, то это должно быть в такой форме, приемлемой для всех и в партнерстве с наиболее успешными международными игроками.

| Svop.Ru

} Cтр. 1 из 5