Геополитическая идентичность Азербайджана в контексте вызовов и перспектив XXI

2 марта 2017

Фархад Мамедов - к.ф.н., директор Центра Стратегических Исследований при Президенте Азербайджанской Республики.

Резюме: Современные международные отношения переживают период турбулентности, переходный период от однополярного мира к миру с несколькими центрами сил и усиления роли регионализации. В этих условиях сравнительно малые государства стараются максимально использовать ресурс геополитической идентичности для реализации внешнеполитического курса.

Начало XXI века характеризуется хаосом в международных отношениях. Идет трансформация от однополярного мира к многополярному, географический детерми­низм выводит на первый план региональных лидеров, сопротивляющихся геополи­тическим проектам одного полюса и составляющих конкуренцию в отдельно взятой географии. Национальные государства доказывают, что их рано списывать со счетов.

Появление таких транснациональных угроз как международные террористиче­ские группы, наркокартели и преступные группировкине увеличили эффективность международных организаций и транснациональных правоохранительных структур, главным предназначением которых является борьба с перечисленными явлениями. Основная тяжесть противостояния угрозам лежит опять же на национальных государ­ствах. Глобализация стимулировала интеграционные процессы, но мир не стал без­опаснее и стабильнее.

Национальная, региональная и глобальная безопасность становятся все более взаимосвязанными. Сетевая структура транснациональных угроз актуализирует взаи­модействие национальных государств, однако сложности во взаимоотношениях меж­ду геополитическими центрами силы, противоречия между региональными государ­ствами, восстанавливающееся блоковое мышление не позволяют консолидировать ресурсы цивилизованного мира.

Однополярный мир привнес множество прецедентов грубого нарушения меж­дународного права, которые были взяты за прецедент и породили новые конфлик­ты и войны. Идеологии стран, которые считаются победителями в холодной войне, не стали доминантами в мире – либеральная интервенция потерпела крах. Сегод­ня в западном мире происходят процессы, которые дискредитируют избранный ими путь. Демократический процесс волеизъявления входит в противоречие с глобаль­ной интеграцией, налицо противоречие между мнением политической и экономиче­ской элиты западного мира и населением этих стран. Итоги референдума по Брекзит (Brexit) и избрание Дональда Трампа продемонстрировали победу идей протекцио­низма. Вызов глобальному господству либеральной идеи брошен не государствами, которые являются целевой группой либеральных интервенционалистов, а собствен­ным населением Запада.

В условиях девальвации и свободной интерпретации международного права национальные государства, исходя из собственных интересов, стараются проводить прагматичную политику. В этих условиях на поверхность выходит несоответствие те­орий международных отношений с реальностью. В мировых центрах силы происходит отход от идеологического восприятия внешней политики к прагматизму и эффектив­ности. Экономический и финансовый кризис, санкционная составляющая взаимо­отношений и идеологизированная внешняя политика способствовали увеличению конфликтов и войн, открытому вмешательству во внутренние дела государств. Это, в свою очередь, актуализирует вопрос объективного восприятия национальных инте­ресов со стороны государств – объектов давления, соотнесения их с историей, геогра­фией, экономической целесообразностью и реальностью.

Западные академические круги долгое время игнорировали роль национальной идентичности во внешней политике, выдвигая на первый план парадигмы реализма и неолиберализма, где в приоритете рассмотрения находятся внешнеполитические концепты больших и сильных держав и принижается роль малых и слабых государств. По их мнению, малые и слабые страны во внешней политике ограничены в выборе, за­висимы от внешних факторов и балансов сил. Данная трактовка зиждется исключи­тельно на экономической составляющей, полностью исключая роль ценностей обще­ства и идентичности.

Роль национальной идентичности объективно оценена и отражена в конструк­тивистской теории международных отношений. Ведь именно с осмыслением наци­ональной идентичности возможно понять концептуальные основы, в соответствие с которыми принимаются решения, не редко входящие в противоречия с геополити­ческим проектами сильных и больших государств.

Таким образом, каждая страна обладает уникальной геополитической иден­тичностью или геополитическим кодом, как его называют в своих трудах сторон­ники конструктивизма, такие как профессор амстердамского университета Гертан Дижкинк (Gertjan Dijkink) известный своими трудами в области географии, геопо­литики, культурологии и географической идентичности. Другой представитель кон­структивисткой школы – профессор университета Иллинойса Колин Флинт (Colin Flint) указывает, что академические круги и эксперты привыкли к старым понима­ниям, парадигмам и догмам геополитики или стратегиям «классических геополити­ков». Такое понимание геополитики, без признания геополитических кодов разных акторов международных отношений мешает объективному пониманию мира. Гео­политический код или идентификация формируются из совокупности восприятия обществом географического расположения, истории, культурно-цивилизационной принадлежности и т.д.

Геополитическая идентичность Азербайджанской Республики

Азербайджанская Республика в 2016 году отметила 25-летие восстановления независимости. Этот период истории сопровождался большим количеством труд­ностей и препятствий, которые являются характерными для всех стран бывшего СССР. Армяно-азербайджанский нагорно-карабахский конфликт, в результате ко­торого было оккупировано около 20 процентов территории Азербайджанской Республики (территория бывшего НКАО и семь прилегающих районов), один мил­лион беженцев и вынужденных переселенцев стали главным вызовом для внешней политики Азербайджанской Республики.

Внутренняя нестабильность, вследствие которой в течение первых двух лет сменилось три президента, создавала условия для формирования вооруженной оп­позиции, страна была на грани гражданской войны. Разрушение кооперационных связей с постсоветским пространством ставило в сложное положение производст­венный цикл, затрудняло поиск новых рынков для реализации производимой про­дукции. Нефтяная сфера экономики требовала многомиллиардных инвестиций, которые были невозможны в условиях войны и внутренней нестабильности.

Азербайджанская Республика, несмотря на трудности начала 90-х годов ХХ века, смогла восстановиться и стать региональным лидером Южного Кавказа. Основным условием для реализации успешной внешней и внутренней политики является конструктивное понимание своего места в мире, в регионе, прагматич­ное формулирование и реализация национальных интересов, которые основы­ваются на истории, географии, культурной идентификации и экономических ин­тересах государства. Национальный лидер Азербайджана Гейдар Алиев заложил основы восприятия и реализации национальных интересов, президент Ильхам Алиев продолжает и наполняет новым содержанием внутреннюю и внешнюю по­литику страны.

Азербайджанская Республика имеет сложную и многослойную геополитиче­скую идентичность, основанную на географической, исторической, религиозной и культурной составляющих.

Географически мы находимся в Европе (Рисунок 1), а с 2001 года являем­ся членами Совета Европы. Хотя Азербайджан в 2014 году отказался подписы­вать ассоциативное соглашение с ЕС, Евросоюз является главным торговым пар­тнером Баку (в 2015 году 45,6% торгового оборота Азербайджана приходилось на страны ЕС); есть взаимная заинтересованность в сотрудничестве в энергети­ческой и транспортной сферах. С целью налаживания взаимовыгодного и равно­правного взаимодействия ведутся переговоры по подписанию нового соглашения между ЕС и Азербайджанской Республикой, которое заменит Соглашение о пар­тнерстве и сотрудничестве от 1996 года. В направлении ЕС строится крупнейший инфраструктурный проект – Южный энергетический коридор для доставки азер­байджанского газа на территорию ЕС (Рисунок 2) и железная дорога Баку-Тбили­си-Карс (Рисунок 3).

Религиозно Азербайджан является частью исламского мира (Рисунок 4). Ре­гионально мусульманские страны принадлежат к различным географическим, военно-политическим и экономическим платформам. Организация исламского сотрудничества (ОИС) – единственная структура, объединяющая мусульманские страны, ис 1991 года Азербайджан является полноправным членом организации. В рамках ОИС Азербайджан был инициатором различных проектов в образова­тельной, культурной, туристической сферах. В 2017 году Баку примет Игры ислам­ской солидарности, что станет свидетельством намерений Азербайджана добить­ся единства исламского мира. ОИС поддерживает Азербайджан по всем пунктам внешней политики.

Культурно-лингвистически Азербайджанская Республика – часть тюркского мира (Рисунок 5). Азербайджан с 90-х гг. ХХ века участвует в процессе интеграции тюркоя­зычных стран. В Нахичевани в 2009 году Азербайджан, Турция, Казахстан и Киргизия учредили Тюркский Совет. В организацию вошли страны, являющиеся членами раз­личных экономических и военно-политических союзов (Турция является членом НАТО и частью европейского таможенного пространства, Казахстан и Киргизия – членами ОДКБ, Евразийского экономического союза и Таможенного союза). В условиях опре­деленной конфронтации государств-членов перечисленных союзов, страны-члены Тюркского Совета сотрудничают друг с другом в политической, экономической и гума­нитарных сферах. Все страны Тюркского Совета поддерживают Азербайджан на между­народной арене, в частности, в международных организациях, где Азербайджанская Ре­спублика не имеет представительства.

Последние двести лет Азербайджан был частью Российской империи, затем – СССР и СНГ (Рисунок 6). Площадка СНГ интересна для Азербайджана в контексте политического и экономического взаимодействия со странами бывшего СССР. Безвизовый режим и эко­номические преференции членства в СНГ позволяют Азербайджану сохранять стабиль­ный товарооборот с Российской Федерацией, Белоруссией, Украиной и Казахстаном, на­лаживать взаимовыгодное сотрудничество в военно-технической сфере и гуманитарном направлении. В торговом обороте Азербайджана в 2015 году доля стран СНГ составляет 12%; большая часть торговли приходится на ненефтяной сектор экономики, который яв­ляется стратегически важным и перспективным для Азербайджана в период низких цен на нефть.

Таким образом, объективно Азербайджан разделяет с множеством государств Ев­разии одинаковую идентичность, будь то религиозная, географическая, историческая или же культурно-лингвистическая. Данная ситуация создает как множество возможно­стей, так и не меньшее число вызовов. С одной стороны, Азербайджан взаимодейству­ет на многочисленных интеграционных платформах (СЕ, СНГ, ОИС, ОЭС, ТС, ОЧЕС, ШОС ит.д.), с другой стороны, негативные процессы, происходящие в этих международных ин­ститутах так или иначе влияют и на Азербайджан.

Страны со сложной геополитической идентичностью должны учитывать эту спе­цифику и во внутренней политике. Выбор одного из векторов многослойной идентич­ности в качестве единственного приоритета во внешней политике приводит к конфлик­ту с другими составляющими. В итоге происходит фрагментация общества и обострение конфликта с соседями.

Гейдар Алиев и национальная идея азербайджанства[1] способствовали консолида­ции общества, созданию условий для формирования азербайджанской нации на основе гражданского национализма. При этом, приоритетом стало конструктивное сотрудниче­ство по всем направлениям геополитической идентичности. Сформировались принци­пы, которые успешно реализуются президентом Ильхамом Алиевым.

Азербайджан не был и не будет пространством борьбы мировых центров сил. Наша география создает условия для того, чтобы стать местом конкуренции и борь­бы геополитических центров. При определении места Азербайджана в контексте европейского, исламского и тюркского пространства мы видим, что во всех регио­нах страна занимает место на периферии, пограничной позиции, что создает усло­вия для рассмотрения нашей территории в качестве сферы влияния и реализации различных проектов, не всегда соответствующих национальным интересам. Поли­тика Азербайджана заключается в том, чтобы не создавать условия для влияния из­вне на внутреннюю политику государства, так как главной целью такого влияния является коррекция внешнеполитического курса Азербайджана. Что неприемлемо и контрпродуктивно.

Следующим принципом внешней политики, исходящим из предыдущего, явля­ется отсутствие угрозы со стороны Азербайджана своим непосредственным соседям. Этот принцип оглашается всеми государствами мира, однако только время и опыт де­монстрируют верность этому принципу. Азербайджан за 25 лет смог доказать своим соседям, что мы ответственны в реализации подхода искреннего сотрудничества. Это было продемонстрировано в период активного давления на Иран в вопросе ядерной программы в 2006–2007 гг. или же в процессе введения санкций в отношении России в 2014 году. В обоих случаях Азербайджан, несмотря на давление и угрозы, не пред­принял шагов, наносящих урон добрососедским отношениям. Членство Азербайджана (с 2011 года) в Движении неприсоединения создает благоприятную атмосферу во вза­имоотношениях с соседями, которые имеют непростые взаимосвязи с различными военно-политическими блоками и открыто выступают против их расширения.

Двусторонние отношения для Азербайджана являются приоритетными во внеш­ней политике. При этом Азербайджан не ставит двусторонние отношения в зависимость от третьих стран. Данный принцип позволяет нам сотрудничать с государствами, кото­рые не имеют отношений друг с другом и сохранять стабильность в регионе, не впадать в эмоциональное состояние при обострении конфликтов между государствами, которые являются нашими соседями или стратегическими партнерами.

Таким образом, углубление двусторонних отношений с соседями, формирование равноправных, взаимовыгодных отношений с государствами вне зависимости от их ве­личины и силы, реализация экономических проектов являются для Азербайджана прио­ритетом во внешней политике. Развитие векторов Восток-Запад и Север-Юг (Рисунок 3), последовательная поддержка основных принципов международного права, укрепле­ние обороноспособности страны являются жизненно важными для независимого Азер­байджана в контексте укрепления позиции страны на международной арене. Именно многослойность геополитической идентичности позволила Азербайджану в 2011 году заручиться поддержкой 150 стан мира и получить статус непостоянного члена Совета Безопасности ООН. Принадлежность к различным цивилизациям и мирное сосущество­вание с ними создали атмосферу доверия и диалога, которую продвигает Азербайджан посредством Бакинского процесса Всемирного форума межкультурного диалога, дея­тельности Фонда Гейдара Алиева, Бакинского гуманитарного форума и политики муль­тикультурализма. С учетом особенностей геополитической идентичности Азербайджан превратился в ответственного партнера, что очень важно в период трансформации гео­политического ландшафта в мире.

Объективное и всестороннее восприятие геополитической идентичности созда­ет для Азербайджана возможности вести политику конструктивного прагматизма, укре­плять независимую политику сравнительно малого по территории государства, быть полноправным субъектом международных отношениях. Потенциал возможностей вы­бранного пути и механизмов реализации внешней политики Азербайджана позво­ляет говорить о безальтернативности и эффективности конструктивисткого подхода. Перед страной в ближайшее десятилетие стоят качественно новые задачи: урегулирова­ние армяно-азербайджанского нагорно-карабахского конфликта, диверсификация эко­номики и увеличение экспорта ненефтяного сектора экономики, повышение качества жизни граждан республики, реализация крупномасштабных инфраструктурных проек­тов по векторам Восток-Запад и Север-Юг. В этих условиях многослойность геополитической идентичности сохраняет потенциал для реализации поставленных задач, обеспечения территориальной целостности и укрепления реальной независимости в новых условиях.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.

Данный материал вышел в серии записок Валдайского клуба, публикуемых еженедельно в рамках научной деятельности Международного дискуссионного клуба Валдай. С другими записками можно ознакомиться по адресу http://valdaiclub.com/publications/valdai-papers/


[1] Азербайджанство – это зонтичная идентичность, основывающаяся на гражданской позиции, которая не должна входить в конфликт с этнической, религиозной, гендерной и иной субидентичностью граждан республики. – Прим. автора.

} Cтр. 1 из 5