Новая «Северная политика» и корейско-российское сотрудничество

15 ноября 2017

Ли Чжэ Ён - Вице-президент Корейского института международной экономической политики (KIEP).

Резюме: В то время как очередной виток северокорейского кризиса угрожает перейти в горячую стадию, мир отчаянно нуждается в конструктивном сотрудничестве, способном вывести стороны из спирали конфликта. Возможно, российско-корейское взаимодействие и евразийская интеграция станут ключом решения проблемы?

I. Евразийская инициатива администрации Пак Кын Хе: оценки и задачи

Как известно, в конце 1980-х годов во время администрации Ро Дэ У была начата реализация «Северной политики», благодаря которой были открыты новые горизонты сотрудничества со странами коммунистического лагеря, в частности с Китаем и СССР. Нормализация дипломатических отношений Республики Корея (РК) с СССР и Китаем позволила создать новое пространство для развития экономического сотрудничества с северными государствами и заложила основы для количественного роста. В политике «солнечного тепла» администраций Ким Дэ Чжуна и Но Му Хёна, направленной на вовлечение Северной Кореи (КНДР) на путь реформ и открытости, особое внимание уделялось сотрудничеству с северными государствами Евразии. Благодаря этим усилиям границы пространства экономического взаимодействия Республики Корея расширились до Центральной Азии и Монголии[1]. В 2014 году между Республикой Корея и Россией вступило в силу соглашение об отмене визового режима. Тем самым была заложена нормативно-правовая база для активизации гуманитарного обмена.

Однако такой количественный рост не способствовал качественному подъёму. Подтверждением этому является провал проекта прокладки газопровода через Корейский полуостров и в целом политики ресурсной дипломатии администрации Ли Мён Бака. Администрация Ли Мён Бака предприняла попытку урегулировать северокорейскую ядерную проблему и реализовать путём «большой сделки» три мегапроекта — соединение железных дорог, сетей электроснабжения и строительство газопровода. Однако «меры 24 мая», принятые в связи с инцидентом с южнокорейским корветом «Чхонан» и запрещающие все формы сотрудничества между Севером и Югом, привели к разрыву межкорейских отношений. Другие проекты также не дали никаких результатов из-за северокорейского фактора. Позже администрация Пак Кын Хе, выдвинув Евразийскую инициативу, продемонстрировала твёрдую политическую волю к укреплению сотрудничества со странами Евразии, однако вопреки первоначальным ожиданиям инициатива «зависла».

Евразийская инициатива, выдвинутая в октябре 2013 года, была нацелена на открытие новых рынков и создание драйверов роста за счёт использования корейского опыта развития и промышленно-технологических преимуществ в проектах по диверсификации промышленности, расширению транспортно-логистической инфраструктуры, строительству промышленных комплексов в странах Евразии. Ещё одна цель данной инициативы заключалась в подготовке новой среды для стимулирования процессов реформирования и открытости Северной Кореи и обеспечения стабильности межкорейских отношений путём вовлечения КНДР[2].

Реализация Евразийской инициативы дала определённые результаты. Прежде всего, было заявлено о намерении Республики Корея расширять сотрудничество со странами Евразии в узком понимании этого слова, то есть с Россией и странами Центральной Азии, которым ранее уделялось относительно меньше внимания. Кроме того, формулирование Евразийской инициативы способствовало тому, что внешнеполитические устремления среднеразмерного государства Северо-Восточной Азии, которое готово стать развитым государством, взяв на себя роль локомотива международного сотрудничества в Евразии, стали достоянием международных обсуждений. Также благодаря реализации Инициативы были возобновлены переговоры (в обход «мер 24 мая») по участию корейских компаний в проекте «Раджин — Хасан»; заключено и вступило в силу соглашение об отмене визового режима с Россией для владельцев обычных паспортов (до 60 дней); создана корейско-российская инвестиционно-финансовая платформа; начата работа комитета по экономическому сотрудничеству со странами Центральной Азии с участием правительства и частного сектора; завершены работы по составлению «дорожной карты» Евразийской инициативы; проведены заседания Координационного совета по экономическому сотрудничеству в Евразии при правительстве Республики Корея; ведётся совместное исследование возможностей создания зоны свободной торговли с ЕАЭС.

В ходе реализации Евразийской инициативы многие прежние проекты, в том числе «Северное сотрудничество», проекты по расширению взаимодействия с Россией, были интегрированы и объединены. Благодаря этому Евразия в качестве стратегического пространства заняла важное место в национальной политике, которая ранее была ориентирована в основном на сотрудничество с морскими державами. Также эта работа способствовала осознанию рядовыми гражданами страны значимости сотрудничества с континентальными державами.

Тем не менее Евразийская инициатива все-таки «зависла», что объясняется следующими причинами.

Первая причина. Евразийская инициатива была выдвинута президентом Пак Кын Хе в октябре 2013 года на международной конференции без глубокой проработки конкретных стратегий, практического содержания и определения направлений реализации. Поэтому работа над составлением «дорожной карты» компетентными ведомствами велась уже после объявления инициативы (до конца 2014 года), но, несмотря на приложенные усилия, обеспечить системную реализацию было весьма сложно.

Вторая причина. Отсутствие единого центра, который мог бы руководить развитием сотрудничества с Евразией, привело к тому, что не принимались системные и последовательные программы, а принятые — не исполнялись. Каждое министерство и ведомство, не имея единой системы и конкретных стратегий, создавало различные структурные подразделения и проводило спонтанные мероприятия. Например, деятельность Координационного совета по экономическому сотрудничеству в Евразии, состоящего из Управления по международным экономическим вопросам при Министерстве финансов и стратегии, а также начальников управлений соответствующих министерств, заключалась в обмене планами реализуемых проектов отдельными министерствами, обобщении результатов и проведении мониторинга. Для реализации проекта государственной важности, официально предложенного президентом страны, требуется специальная организационная структура, которая обладала бы полномочиями по формированию бюджета, планированию, управлению и координации проектов всех министерств и ведомств. Однако такой центр не был создан, как и не был сформирован бюджет.

Третья причина. Отсутствие ключевого канала для связи с Россией и структуры для ведения консультаций. В России в процессе принятия решений большую роль играют высшие должностные лица и госструктуры, а наиболее важные вопросы решаются во внутреннем кругу (inner circle) при центральной роли Кремля. Поэтому в отношениях с Россией очень важно иметь тесный контакт и соответствующий канал связи с ключевыми фигурами, а также специально созданную компетентную структуру для обсуждения широкого круга вопросов.

Четвёртая причина. Антироссийские санкции со стороны Запада и ухудшение экономического положения в России. Осложнение российско-американских отношений привело не только к ограничению деловой активности Республики Корея в России, но и существенно отразилось на дипломатической самостоятельности Сеула. После глобального экономического кризиса 2008–2009 годов в России наблюдалось падение темпов роста экономики в связи с ограниченностью модели экономического роста вследствие высокой сырьевой зависимости. В 2014 году были введены антироссийские санкции со стороны США и западных стран. Во второй половине того же года резко упали мировые цены на нефть. Все эти факторы привели к тому, что экономическое положение России, ключевого партнёра по реализации Евразийской инициативы, резко ухудшилось.

Пятая причина. Отсутствие конкретной программы финансирования и «витринная» программа проектов — с акцентом на показные мероприятия, спущенные сверху. Декларативность и стремление получить быструю отдачу стали одной из причин неудачи. Евразийская инициатива — это масштабная программа, рассчитанная на всестороннее экономическое сотрудничество со всеми странами Евразии и требующая стратегического видения.

Шестая причина. Отсутствие гибкого подхода к Северной Корее с учётом всех рисков, а также невысокий уровень понимания того, что к евразийскому сотрудничеству следует подходить в более широком контексте, не ограничиваясь только межкорейскими вопросами. На фоне отсутствия перемен в отношениях между США и КНДР Республике Корея стоило реагировать на ракетно-ядерные испытания путём вовлечения Северной Кореи в проекты евразийского сотрудничества, которые могли бы стать площадкой для многостороннего взаимодействия. Но вместо этого межкорейские отношения были заблокированы. Из-за географического расположения КНДР вопрос улучшения межкорейских отношений рассматривался в качестве предварительного условия для реализации Евразийской инициативы и в тоже время — в качестве её цели. Такой чрезмерно ограниченный подход привёл к тому, что санкции, направленные на изоляцию и блокирование Северной Кореи, стали целями политики. В результате все трёхсторонние проекты между двумя Кореями и Россией во главе с проектом «Раджин — Хасан», предсталяющие собой основную движущую силу реализации инициативы, были остановлены, а Евразийская инициатива оказалась в целом нежизнеспособной.

Кроме перечисленных основных причин, существовал ряд сдерживающих факторов: недостаточно развитые каналы связи на местах, неэффективное управление межправительственной линией развития сотрудничества, недооценка возможностей российского рынка, несовершенная система информационной поддержки корейского бизнеса для продвижения на российский рынок, слабая система финансовой поддержки корейского бизнеса в увеличении экспорта в Россию и получении российских заказов, стремление к получению краткосрочной экономической выгоды вместо долгосрочного стратегического подхода.

В результате, Евразийская инициатива приняла достаточно абстрактную форму — «единый континент», «креативный континент», «мирный континент». На корейско-российское сотрудничество возлагались большие надежды, а отсутствие результатов по.влекло за собой разочарование и недоверие.

В процессе всего этого экономическое сотрудничество между Республикой Корея и РФ сильно сократилось. По итогам 2016 года Россия в списке торговых партнёров Республики Корея опустилась на 19-е место (1,5%). К счастью, по итогам первых четырёх месяцев 2017 года корейско-российский товарооборот вырос на 58,9% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составил 5,8 млрд долл.

Что касается инвестиционного сотрудничества, то следует отметить, что прямые ин.вестиции Республики Корея в Россию демонстрировали стремительный рост с 2006 по 2009 годы, однако затем инвестиционная активность резко сократилась из-за последствий глобального финансового кризиса[3]. На конец 2016 года накопленный объём корейских ПИИ в Россию составил 2,5 млрд долларов. В общей структуре ПИИ в Республику Корея удельный вес российских инвестиций сократился с 1,38% (334 млн долл.) в 2010 году до 0,32% (110,4 млн долл.) в 2016 году[4]. Корейские инвестиции в Россию в основном идут в электронную, автомобильную, пищевую отрасли, а также в сферу услуг. Вследствие застоя, наблюдаемого в последние годы в российской экономике, постепенно сокращается число новых юри.дических лиц Республики Корея, выходящих на российский рынок: в 2007 году — 52 компа.нии, в 2008 году — 62, а затем в 2014 году — 21, в 2015 году — 18, в 2016 году — 17.

За прошедшие годы увеличились масштабы корейско-российского экономического сотрудничества, расширился спектр сфер взаимодействия — это неоспоримый факт. Однако уровень самого сотрудничества не соответствует ни потенциалу Республики Корея, входящей в число экономически развитых стран, ни огромному потенциалу России. Свидетельством тому является низкий удельный вес РФ в структуре внешней торговли Республики Корея (1–2%), низкая доля российских инвестиций в общем объёме ПИИ в Южную Корею (менее 1%), а также невысокий уровень участия корейского бизнеса в проектах по освоению ресурсов и строительству инфраструктуры в России.

В последние годы российская экономика столкнулась с временными трудностями, вызванными западными санкциями и низкими ценами на нефть, но уже с 2017 года ожидается постепенное восстановление экономики, в связи с чем можно предположить, что спрос на корейско-российское сотрудничество в будущем существенно возрастёт.

II. Подъём Евразии и ускоренный поворот России на Восток

«Северная политика», начатая администрацией Ро Дэ У, продвигалась вне за.висимости от того, какое правительство находилось у власти, и носила надпартийный характер. Хотя Евразийская инициатива предыдущей администрации не дала результатов, с учётом мировых тенденций можно предположить, что и во внешней политике новой администрации северные евразийские государства займут важное место.

Как известно, сегодня в мире быстрыми темпами происходит трансформация архитектуры международных отношений. С одной стороны, наблюдается кризис европейского проекта (Brexit) и ослабление североатлантической парадигмы (американский торговый протекционизм). С другой стороны, отмечается ускорение процессов евразийской интеграции: инициатива Китая «Один пояс, один путь», Евразийский экономический союз при центральной роли России, вступление Индии и Пакистана в ШОС и его расширение. В более широком смысле — происходит экономический подъём Евразии[5]. В связи со стремительным ростом в 2016 году макроэкономических показателей основных государств Евразии, в том числе России, Китая, Индии, государств Центральной Азии, Монголии, существенно выросла стратегическая ценность и значимость континента.

На этом фоне Россия осуществляет свой поворот на Восток, который ускорился после избрания Владимира Путина президентом в 2012 году. Фактически интерес России к Северо-Восточной Азии (СВА) и в целом к Азиатско-Тихоокеанскому региону (АТР) от.мечался и в начале 2000-х годов, но поворот был интенсифицирован лишь в последние годы. Так, в 2012 году впервые было создано профильное Министерство по развитию Дальнего Востока, проведён саммит Азиатско-Тихоокеанского экономического сотруд.ничества (АТЭС) во Владивостоке, принята Федеральная целевая программа «Экономи.ческое и социальное развитие Дальнего Востока и Забайкалья на период до 2013 года». С 2016 года на регулярной основе проводится Восточный экономический форум (ВЭФ), созданы новые институты развития, в частности Территории опережающего развития (ТОР) и Свободный порт Владивосток.

Пока ещё рано говорить о результатах поворота на Восток, однако очевидно, что экономические связи России со странами АТР за последнее десятилетие существенно расширились. До середины 2000-х годов во внешней торговле России отмечалась высокая зависимость от европейского рынка. С ускорением реализации программы развития Дальнего Востока и Сибири и в целом поворота на Восток наблюдается существенное увеличение доли АТР в структуре внешней торговли Рос.сии. Так, в 2005–2016 годы доля ЕС сократилась с 52% до 42,5%, в то время как доля торговли со странами АТЭС выросла с 16,2% до 29,8%, и в будущем эта тенденция сохранится.

Третьего декабря 2015 года, выступая перед Федеральным собранием с ежегодным посланием, президент России предложил рассмотреть возможность создания экономического партнёрства между странами Евразийского экономического союза, Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) и Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН). Позже, в июне 2016 года Владимир Путин на открытии Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ-2016) предложил идею создания Большой Евразии или Большого евразийского партнёрства с участием России, стран ЕАЭС, СНГ, а также Китая, Индии, Пакистана и других государств. Это намерение было подтверждено руководством страны на ВЭФ 2016 года[6].

Такую восточную политику России следует рассматривать во взаимосвязи с движением ЕС и НАТО на восток. В качестве реакции на неё Россия, заручившись стратегическим сотрудничеством с Китаем, предпринимает шаги по расширению ШОС, который уже объединяет Индию и Пакистан; поддерживает расширение и развитие ЕАЭС. Таким образом, роль России в АТР, включая СВА, будет последовательно укрепляться. Для Республики Корея расширение присутствия Москвы в АТР, включая СВА, — хорошая возможность для укрепления сотрудничества с северными государствами.

Россия, руководствуясь идеей «евро-тихоокеанского государства», стремится к расширению горизонтов сотрудничества на всём пространстве континента. Республика Корея, сопрягая свои евразийские инициативы с проектом Большой Евразии, может расширить сотрудничество с евразийскими государствами в таких сферах, как энергетика, транспорт и логистика. Иными словами, Республике Корея, которая соединяет Евразию и АТР, следует стремиться к интенсификации сотрудничества с Россией и странами Евразии, используя свои геополитические и геоэкономические преимущества.

III. Сотрудничество Республики Корея и России: направления и задачи

После установления дипломатических отношений двустороннее сотрудничество Республики Корея и России прошло через этап становления и количественного роста. Однако сегодня, несмотря на предложенную Евразийскую инициативу, двустороннее взаимодействие находится в застое. Именно поэтому сейчас, как никогда, нужны прорывные решения.

С 2017 года ожидается постепенное восстановление экономики России, в связи с чем можно предположить, что спрос на корейско-российское сотрудничество существенно возрастёт. В 1998 году, после объявления Россией моратория на выплату долгов, корейские компании, в отличие от западных коллег, не стали уходить с российского рынка. Они продолжили работу по укреплению своих связей, будучи уверенными в перспективности рынка. Благодаря этому корейский бизнес занимает первое место на рынке бытовой техники, а корейские бренды входят в число народных марок России.

Предстоит открыть новую эпоху корейско-российского сотрудничества, поднять его на новый качественный уровень, наполнить практическим содержанием, учитывая развитие восточного вектора политики России. Для этого необходимо выработать новые подходы. Сегодня именно тот момент, когда сторонам необходимо принять меры для перехода к сотрудничеству с расширением взаимодействия в энергетической отрасли и в сфере услуг, отказавшись от прежней модели банального экспорта готовой продукции, а также, развивая совместную инвестиционную деятельность, стремиться к укреплению промышленного сотрудничества.

Таким образом, пора отказаться от прежней политики «латания» текущих вопросов двусторонней повестки и основательно подготовить системный и последовательный средне-долгосрочный план сотрудничества с Россией и Евразией, а также оперативно сформировать нормативно-правовую базу для его реализации. Республика Корея, развивая сотрудничество с Россией, преследует следующие основные цели.

Первая цель. Создание системы корейско-российского взаимодействия, нацеленного на установление мира на Корейском полуострове и межкорейское объединение. Без тесного взаимодействия с Россией нестабильность на Корейском полуострове будет только возрастать. Сохраняется напряжённость, вызванная северокорейской ядерной угрозой и размещением американской системы ПРО (THAAD). Выстраивая отношения с Россией, Республика Корея стремится обеспечить мир и стабильность, создавая возможности для совместного процветания на Корейском полуострове и в СВА.

Вторая цель. Поиск источников экономического роста и создание третьего направления северного экономического сотрудничества. Экономическое сотрудничество Республики Корея и России носит взаимодополняющий характер, поэтому есть все основания утверждать, что двустороннее взаимодействие сможет обеспечить устойчивое сосуществование и взаимовыгодное развитие стран. Республика Корея стоит перед задачей создания третьего маршрута северного экономического сотрудничества вслед за маршрутом морского сотрудничества с США и Японией, а также маршрутом взаимодействия с Китаем. Для этого Республике Корея необходимо укреплять экономическое сотрудничество с Россией в стратегическом плане и первой осваивать «пространство северного экономического роста».

Третья цель. Расширение международного сотрудничества в Евразии и формирование институциональной основы для этого. Сегодня на пространстве Евразии идут активные интеграционные процессы. По инициативе России создан ЕАЭС, разворачивается китайская инициатива «Один пояс, один путь» и «Новый Шёлковый путь», при централь.ной роли России и Китая происходит расширение границ ШОС. Учитывая все эти обстоятельства, Республике Корея следует начать активный поиск путей участия в международном сотрудничестве, развивающемся в Евразии. Такие действия будут способствовать не только формированию основ для институционализации международного сотрудничества в Евразии, но и будут полезны для экономического роста Республики Корея.

Основные направления сотрудничества Республики Корея с Россией можно сфор.мулировать следующим образом.

Первое направление. Создание основ для сотрудничества, направленного на восстановление утраченного взаимного доверия между сторонами и обеспечение драйверов для развития взаимодействия. Также желательным является расширение промышленного сотрудничества — именно на нём прежде всего должен быть сделан акцент. Необходимо начинать с практически реализуемых проектов в таких отраслях, как туризм, сельское хозяйство и животноводство, рыболовство, логистика, медицина и здравоохранение. Параллельно осуществляя поэтапные инвестиции в ключевые инфраструктурные проекты — энергетика, портовая инфраструктура, автомобильные дороги, складские объекты, морские перевозки. Именно такой подход позволит создавать «истории успеха». Кроме того, для повышения инвестиционной активности корейского частного сектора правительству необходимо продумать источники финансирования, в качестве примера начав с государственных инвестиций.

Второе направление. Детальная проработка путей сотрудничества с учётом изменений в поведении Северной Кореи (через её вовлечение или, наоборот, минимизацию рисков). На основе этого необходимо подготовить сценарный план развития сотрудничества. При восстановлении межкорейских отношений следует работать над созданием инфраструктуры для межкорейского объединения и укреплять трёхстороннее сотрудничество с участием двух Корей и России в целях укрепления транспортно-логистической связности. Сегодня Северная Корея — это изолированное государство, которое стремится к экономическому сотрудничеству с ограниченным числом стран во главе с Китаем. Трёхсторонние проекты с участием двух Корей и России, сопряжённые с международными проектами в Евразии, остаются единственным практическим инструментом вовлечения Северной Кореи в региональное экономическое сотрудничество. Если Северная Корея, участвуя в строительстве объектов инфраструктуры и их эксплуатации, будет получать экономические выгоды, то она придёт к пониманию необходимости использовать своё геополитическое положение и начнёт участвовать в региональном экономическом взаимодействии. Иными словами, Пхеньян поймёт, что необходимо изменить ныне существующую структуру внешнеэкономической деятельности, которая характеризуется высокой зависимостью от Китая. Также следует проработать и альтернативные меры. Если межкорейские отношения не будут урегулированы, то формат трёхстороннего сотрудничества с двумя Кореями и Россией должен быть трансформирован в формат взаимодействия Республики Корея, Китая и России. Формируя новый формат сотрудничества, необходимо предусмотреть и меры по вовле.чению Северной Кореи в будущем.

Третье направление. Поэтапное решение задач, направленных на устойчивое развитие взаимоотношений. В краткосрочной перспективе (1–2 года) усилия следует направлять на создание основ для сотрудничества и расширения промышленного взаимодействия. Иными словами, необходимо отказаться от прежней практики дискуссий, формулирования стратегий и избыточных программ во имя абстрактных и необъятных целей. Усилия следует направлять на развитие двустороннего промышленного взаимодействия, начиная с обозначения ясных и практически реализуемых целей. В среднесрочной перспективе (3–5 лет) все усилия следует направлять на полноценное выполнение задач первоочередной важности и добиваться результатов. Основываясь на двустороннем промышленном взаимодействии, необходимо выполнять все первоочередные задачи, а затем перейти к реализации трёхсторонних проектов с привлечением Северной Кореи. В долгосрочной перспективе (6–10 лет) основное внимание должно быть уделе.но вопросу обеспечения устойчивости сотрудничества. Расширяя горизонты сотрудничества до границ Евразии, важно принимать активное участие в проектах двустороннего и многостороннего взаимодействия, включая региональные мегапроекты.

Наряду с такими усилиями следует пересмотреть систему практической реализации намеченных планов в целях укрепления сотрудничества с Россией и государствами Евразийского континента. Прежде всего, в структуре правительства необходимо создать специальное подразделение по сотрудничеству с Евразией. Со стороны Республики Корея было приложено недостаточно усилий для регулярного проведения двусторонних саммитов. Также отсутствие в структуре правительства подразделения, ответственного за работу с Россией и евразийскими государствами, и в целом отсутствие системного подхода к сотрудничеству с этим регионом привели к тому, что реализация соответствующих программ и стратегий не всегда носила последовательный и ответственный характер. Поэтому для профессионального, устойчивого и ответственного ведения работы по развитию сотрудничества с северными государствами, в том числе с Россией, необходимо создать в структуре правительства специальное самостоятельное подразделение. Например, речь может идти о создании специального комитета по сотрудничеству с Евразией, который будет находиться в прямом подчинении президента. В связи с отсутствием такой профильной правительственной структуры сред.не-долгосрочные стратегии и задачи исполнялись несоответствующим образом, а это, в свою очередь, явилось сдерживающим фактором развития сотрудничества с Россией и евразийскими государствами.

Вместе с созданием профильного комитета, целесообразно преобразовать отдел по работе с Евразией в самостоятельное управление в структуре МИД РК, выведя его из управления по делам Европы. Кроме того, при Министерстве финансов и планирования необходимо сформировать Фонд по сотрудничеству с северными государствами для поддержки инвестиционной активности предприятий малого и среднего бизнеса на российском и евразийских рынках. Сотрудничество с Евразией для Республики Корея — это новые двигатели экономического роста в будущем. Именно по этой причине от правительства требуется активная позиция и решительные действия. Целесообразным было бы также и регулярное проведение встреч на высшем уровне и встреч в формате 2+2 (встреча министров иностранных дел и экономики). На сегодняшний день самой оптимальной площадкой для регулярных встреч на высшем уровне может стать Восточный экономический форум, которому уделяется особое внимание со стороны руководства России.

В средне-долгосрочной перспективе можно будет рассмотреть вопрос использования данной площадки в качестве совещательного органа севера и юга Корейского полу.острова, России, Китая, Японии и Монголии. Что касается встреч в формате 2+2, то можно рассмотреть вопрос о расширении и выведении на новый уровень ныне действующего корейско-российского комитета по экономическому и научно-технологическому сотрудничеству. Работа по преобразованию межправительственного комитета позволит обеспечить регулярность и устойчивость встреч в формате 2+2. Можно ожидать, что они будут способствовать укреплению экономического и дипломатического взаимодействия.

IV. Двустороннее сотрудничество в будущем: меры по расширению

В целях расширения практического экономического сотрудничества Республики Корея и России прежде всего необходимо создать основы для экономического взаимодействия: наращивания промышленной кооперации и торгово-инвестиционного сотрудничества. Для этого необходимо учесть, как минимум, три ключевых вопроса.

Во-первых, большое значение будет иметь подписание соглашения о создании зоны свободной торговли между Республикой Корея и ЕАЭС. ЕАЭС в АТР уже имеет подобное соглашение с Вьетнамом. Также изучается вопрос подписания аналогичного соглашения с Индией, Монголией, Сингапуром, Республикой Корея[7]. Подписание такого соглашения с ЕАЭС, где Россия играет центральную роль, означает создание условий для формирования новых концептуальных и стратегических кооперационных связей, предполагающих создание системы евразийских ценностей. Кроме того, такой шаг будет способствовать формированию пространства для роста новой Евразии.

Другими словами, для России это соглашение станет «окном в АТР», а для Республики Корея — «окном в Евразию». В 2016 году усилиями обеих сторон была завершена подготовительная работа по соглашению о Всеобъемлющем экономическом партнёрстве (типа FTA) и ожидается объявление начала консультаций по его заключению. Предполагается, что стороны, сформировав комитет по стимулированию инвестиций из представителей Республики Корея и ЕАЭС, смогут ускорить его реализацию и расширить сотрудничество.

Во-вторых, очень важно расширять корейско-российскую инвестиционно-финансовую платформу и активно использовать её ресурсы. В ходе визита президента России 13 ноября 2013 года в Сеул между «Эксимбанком» РК и ВЭБ РФ был заключён Меморандум о сотрудничестве сроком на 3 года. Целью данного меморандума является создание финансовой платформы объёмом в 1 млрд долларов США для оказания совместной финансовой поддержки проектов, реализуемых в России, включая проекты на Дальнем Востоке и в Сибири. Однако после подписания в 2013 году и по сегодняшний день корейско-российская платформа не была задействована. К основным причинам можно отнести: анти.российские санкции со стороны Запада, трудности с поиском проектов в условиях экономического застоя в России, «гиперчувствительность» корейского бизнеса в отношении странового риска (в особенности в отношении рынка Дальнего Востока и Сибири), договорённости о принципах соблюдения паритета при осуществлении финансовых инвестиций. В конце 2016 года действие подписанного Меморандума было продлено. Следовательно, в будущем представляется необходимым наполнить этот документ содержанием. Он должен рассматриваться в качестве одного из важных пунктов двусторонней экономической повестки, требующий дополнительного обсуждения рамок сотрудничества и его методов. Эти вопросы должны обсуждаться на рабочем уровне, чтобы чётко и конкретно обозначить географию приложения ресурсов этой платформы, рамки сотрудничества, отрасли поддержки, а также чтобы выработать формы и способы такой поддержки. Результаты этих обсуждений должны служить основой при выработке более гибких методов сотрудничества.

В-третьих, необходимо подготовить пакет мер поддержки малого и среднего бизнеса (МСП), готового к инвестиционным проектам. Инвестиции со стороны МСП — это одна из важнейших задач двустороннего сотрудничества, поскольку они обеспечивают основы для развития практического взаимодействия. Контакты на уровне МСП напрямую связаны с программами модернизации обрабатывающих отраслей промышленности России. Также сотрудничество позволяет увеличивать занятость за счёт совершенствования производственных способностей корейского МСП и его интернационализации, а также способствует укреплению его конкурентоспособности. Таким образом, реализация проектов по оказанию поддержки МСП в процессе его интернационализации и по стимулированию инвестиций является возможностью наладить продвижение совместных стратегических проектов с ведущими российскими производственными компаниями (инвестиции и технологическое содействие, развитие проектов, направленных на продвижение на рынок третьих стран).

Помимо этого, стратегическое промышленное сотрудничество позволит преодолеть низкие темпы экономического роста, высокий уровень безработицы и другие трудности, с которыми столкнулись обе страны, поможет обеспечить устойчивый рост. Поэтому в целях расширения промышленного сотрудничества, необходимо развивать сотрудничество в следующих сферах.

  1. Следует создать партнёрскую сеть на базе ТОР Дальнего Востока и Особых экономических зон (ОЭЗ) России. Российская политика модернизации промышленности нацелена на упрочение производственной базы и ее модернизацию. Правительство России, создавая новые институты развития, такие как ОЭЗ, ТОР и Свободный порт Владивосток, стремится привлечь инвестиции и стимулировать экспорт. Следовательно, необходимо сформулировать возможности сотрудничества корейского МСП с российскими производственными компаниями в ОЭЗ и ТОР, чтобы создать образцовые примеры стратегического сотрудничества. Основываясь на этих достижениях, сторонам следует двигаться к созданию структур среднесрочного промышленного сотрудничества.
  2. На Дальнем Востоке необходимо создавать непрерывные холодильные цепи (инфраструктура для транспортировки продуктов). Обладая богатыми запасами морских биоресурсов на Дальнем Востоке, Россия по-прежнему экспортирует продукцию в виде сырья. Именно по этой причине правительство России принимает ряд мер для развития отраслей по переработке морских биоресурсов. Поэтому для выполнения поставленных задач на территории Свободного порта Владивосток необходимо создать центр переработки продукции в составе холодильной цепи, что позволит увеличивать экспорт переработанной рыбы и рыбопродукции с высокой добавленной стоимостью. В частности, такая цепь может иметь следующий вид: дальневосточный завод по переработке рыбы и рыбной продукции — холодильные склады — завод по производству рыбной муки и т.д.
  3. Расширение присутствия РК в аграрном секторе Дальнего Востока. Необходимо создать систему взаимовыгодного сотрудничества в целях достижения планов России по увеличению экспорта зерновых культур, а также для создания корейской продовольственной базы за рубежом. Кроме того, следует реализовывать новые сельскохозяйственные проекты на Дальнем Востоке в целях подготовки к осуществлению трёхсторонних проектов с участием двух Корей и России. В настоящее время Россия ведёт работу по совершенствованию сельскохозяйственной инфраструктуры, включая строительство зернового терминала, а корейские фермерские хозяйства, в свою очередь, весьма заинтересованы в участии в таких проектах. Есть все основания считать, что к созданию аграрного комплекса на Дальнем Востоке (проект создания остеклённых теплиц, эксплуатация пастбищ для производства молока, создание завода по переработке свинины и мяса курицы) в среднесрочной перспективе можно будет привлечь рабочую силу из Северной Кореи. С учётом перспективности такого рода предприятий сторонам нужно провести совместное исследование, нацеленное на поиск путей активизации сельскохозяйственных проектов, и на основании полученных результатов принять решение об инвестициях корейских фермерских хозяйств и объёмах правительственной поддержки[8].
  4. Необходимо расширять взаимодействие в сфере транспорта и логистики. Прежде всего, следует усовершенствовать проект «Раджин — Хасан» и ускорить возобновление его реализации. По сути, проект «Раджин — Хасан» является титульным, пилотным проектом трёхстороннего сотрудничества с участием двух Корей и России. В связи с ухудшением межкорейских отношений и введением санкций против Северной Кореи участие южнокорейских компаний в этом проекте стало невозможным. Однако российская сторона, как и прежде, заинтересована в возобновлении этого проекта. Этот вопрос должен быть пересмотрен на приоритетной основе. Однако сейчас начинать разговор о восстановлении прямых межкорейских отношений, в том числе возобновлении проекта «Промышленного региона Кэсон» и туристического проекта «Золотые горы», пока еще преждевременно. Поэтому поиск путей для открытия Северной Кореи и ее реформирования необходимо начинать с проектов трёхстороннего сотрудничества с участием России или Китая и, безусловно, с учётом действующих санкций ООН. Такого рода проекты с участием двух Корей и России могут стать ключевыми инструментами для формирования системы «северного сотрудничества», которое направляет Северную Корею на путь перемен. В рамках проекта «Раджин — Хасан» трижды успешно доставлялся груз. В ходе последней, третьей доставки, была предпринята перевозка контейнерных грузов. Её успешное завершение стало свидетельством того, что в будущем использование этого маршрута создаст все условия для реализации логистического проекта с высокой добавленной стоимостью.
  5. Важно создать портово-логистическую сеть на Дальнем Востоке в целях коммерциализации Северного морского пути. Для освоения этого пути с коммерческой точки зрения весьма важное значение приобретают вопросы поэтапного формирования международной интермодальной транспортной системы между ведущими портами в увязке с континентальными логистическими центрами и пунктами доставки грузов в Евразии. В краткосрочной перспективе, укрепляя партнерскую сеть с ведущими странами СВА — Японией, Россией и Китаем — необходимо провести совместное исследование с целью составления технико-экономического основания по проектам создания специализированного корейского терминала и его связывания с другими объектами портовой инфраструктуры, развития территорий вокруг портового комплекса. В средне-долгосрочной перспективе необходимо поэтапно расширять границы проектов, начиная от соединения портов побережья Северного Ледовитого океана с основными континентальными пунктами поставки грузов и логистическими центрами вплоть до развития и управления международной интермодальной транспортной системой.
  6. Требуются постоянные усилия для создания корейско-российской энергетической сети. Несмотря на то, что трёхсторонний проект прокладки газопровода приостановлен в связи с нестабильностью межкорейских отношений и отсутствием экономической эффективности, для продолжения переговоров между «KOGAS» и «Газпромом» по всем вопросам импорта природного газа, необходимо перезаключить двустороннее газовое соглашение. При этом вопрос импорта трубного газа необходимо рассматривать в качестве среднесрочной задачи, а пока желательно направить усилия на увеличение поставки СПГ из проекта «Сахалин-2» в объёмах, гарантирующих стабильность поставок и оптимальный уровень цен. Вместе с тем проект соединения энергетических сетей необходимо рассматривать в долгосрочной перспективе с учётом результатов проводимого совместного исследования, поскольку без прохождения через территорию Северной Кореи реализация этого проекта физически не возможна.
  7. Необходимо активно привлекать и увеличивать долю российских прямых инвестиций в структуре ПИИ в Республику Корея. Со второй половины 2000-х годов объём российских ПИИ за рубежом стремительно увеличивался, и Россия уверенно занимала позиции инвестора мирового значения. Объём прямых инвестиций России за рубежом в 2012 году составил 28,4 млрд долларов, в 2013 году — 70,7 млрд долларов, в 2014 году — 64,2 млрд долларов, в 2015 году — 26,5 млрд долларов. Однако объёмы прямых инвестиций России в Республику Корея за тот же период были весьма скромными. Так, в 2012 году эта цифра составила 19 млн долларов, в 2013 году — 8 млн долларов, в 2014 году — 22 млн долларов, что составляет 0,067%, 0,011% и 0,034%, соответственно, от общего объёма прямых инвестиций России за рубежом[9].

В целях привлечения российских прямых инвестиций Республике Корея следует проводить различные конференции по инвестиционной привлекательности государства, а также активизировать рекламно-информационную работу. Такая деятельность будет способствовать формированию основы для расширения взаимного экономического сотрудничества, а также позволит получить определённый внешнеполитический и оборонный эффект, необходимый для обеспечения стабильности на Корейском полуострове. До середины 2000-х годов внешняя торговля России демонстрировала высокую зависимость от Европы. Однако активизация Россией новой «восточной политики», ускорение реализации программ развития Дальнего Востока и Сибири способствует увеличению доли внешней торговли со странами АТР.

На фоне таких преобразований ЕАЭС подписал с Вьетнамом соглашение о свободной торговле, которое вступило в силу в октябре 2016 года, а сегодня усилия направляются на применение такой практики и со странами АСЕАН. За последнее время в России улучшилась инвестиционная среда и условия для ведения бизнеса. Это подтверждает.ся и оценкой Всемирного банка. В рейтинге DoingBusiness Россия поднялась со 120 места в 2010 году до 62 места в 2015 году, а в 2016 году заняла 40 место[10].

Таким образом, можно с уверенностью говорить о том, что новая «Северная политика» и активный выход России в АТР, а также улучшение инвестиционного климата создают благоприятные условия и хорошие возможности для реализации планов по выстраиванию нового экономического сотрудничества с Россией. Иными словами, в настоящее время создаются оптимальные условия для расширения сотрудничества на Дальнем Востоке и в Сибири, и в целом в России, для активного освоения ресурсов арктических территорий и развития Северного морского пути. Поэтому именно сейчас необходимо начинать действовать с целью расширения и укрепления стратегического сотрудничества с Россией.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.

Данный материал вышел в серии записок Валдайского клуба, публикуемых еженедельно в рамках научной деятельности Международного дискуссионного клуба Валдай. С другими записками можно ознакомиться по адресу http://valdaiclub.com/publications/valdai-papers/


[1] Например, государственная комплексная стратегия выхода РК в Центральную Азию была принята в 2007 году при администрации Но Му Хёна.

[2] Подробнее о «Евразийской инициативе» РК: Jae-Young Lee. Korea’s Eurasia Initiative and the Development of Russia’s far East and Siberia // The Political Economy of Pacific Russia / J. Huang, A. Korlev (eds.). Palgrave Mac.millan. 2017. P. 103-125.

[3] В 2008–2010 гг. ежегодный прирост инвестиций составлял более 300 млн долларов, однако в 2016 году он сократился до 110 млн долларов. (KEXIM, Статистика зарубежных инвестиций, 23.03.2017).

[4] В структуре корейских ПИИ в страны БРИКС на долю РФ приходится 2,51% (2,9% в 2014 г.), что значи.тельно меньше доли КНР (75%), Бразилии (15,5%) и даже Индии (6,92%). (KEXIM, Статистика зарубежных инвестиций, 23.03.2017).

[5] Ли Чжэ Ён. Новая администрация: задача выработки новой стратегии сотрудничества с северными странами // Ханкёре. 2017. 1 июня. С. 21.

Валдайские записки № 76.

[6] Flegontova T. Russia’s Approach and Interests // Valdai Discussion Club Report. March, 2017. P. 12.

[7] Vinokurov E. Eurasian Economic Union: Current state and preliminary results // Russian Journal of Economics. 2017. No. 3. P. 66.

[8] Ли Дэ Соп. Корейское сельскохозяйственное производство на российском Дальнем Востоке // ЭКО. 2017. No. 5. С. 43-60.

[9] По данным Центрального банка Российской Федерации. URL: http:/www.cbr.ru (дата поиска: 23.03.2017).

[10] По данным World Bank, Doing Business Data. URL: http://www.doingbusiness.org/data (дата поиска: 28.03. 2017).

} Cтр. 1 из 5