Миша, Бидзина... Третьего не дано

19 сентября 2012

Михаил Вигнанский - журналист и политический аналитик

Резюме: В Грузии сегодня, пожалуй, не найти никого, кто не считал бы дни до 1 октября. В этот день будет избран 150-местный парламент - на следующие 4 года.

В Грузии сегодня, пожалуй, не найти никого, кто не считал бы дни до 1 октября. В этот день будет избран 150-местный парламент - на следующие 4 года. «Арчевнебис шемдег» – «после выборов» – так отвечают на любой, самый бытовой вопрос, столь велики и, возможно, завышены ожидания. Тех, кто намерен остаться во власти, и тех, кто намерен к ней прийти. Ясности никакой, очевидно только одно: произошла поляризация.

Есть «мишисты» – сторонники Саакашвили и его ныне правящего «Единого национального движения», и есть «бидзинисты», которые за оппозиционного миллиардера Иванишвили. Третьего не дано: сомнительно, что кто-то еще преодолеет 5-процентный барьер. Эксперты спорят, авторитарна ли постсоветская Грузия, инвалидно-демократична или демократична целиком и полностью, а большинство избирателей за более чем 20 лет независимости не излечились от ожидания мессии – сначала это был пассионарный Гамсахурдиа, потом Шеварднадзе, затем революционер Саакашвили, теперь Иванишвили.

И все же предстоящие выборы, и этим объясняется особое внимание к ним внутри Грузии и за ее пределами, разительно отличаются от прежних, проводившихся в этой постсоветской стране, единственной, с которой воевала Россия. (Кстати, во всех республиках Южного Кавказа в будущем году выбирают президентов, так что интерес к региону будет только расти.)  Впервые власть может смениться не путем вооруженного восстания (как против Гамсахурдиа) или революции (как против Шеварднадзе), а голосованием. В этом случае Грузия может сделать заявку на то, что является пусть и окраинной, но европейской страной. Есть и другая возможность продемонстрировать притязания на это: если проигравший, согласившись с международными наблюдателями, поздравит победителя. Два года назад бывший постпред Грузии в ООН Ираклий Аласания, ныне один из лидеров коалиции Бидзины Иванишвили «Грузинская мечта», очевидный претендент от этого оппозиционного объединения на президентское кресло в 2013 году, проиграв выборы мэра Тбилиси, поздравил победителя – Георгия Угулава. Это было в новинку для страны и показало, что в Грузии может родиться ответственная оппозиция, о которой, по идее, должны мечтать любые ответственные же власти. Наличие такой оппозиции стало бы большим успехом для страны, а также примером для всего региона.

Надо признать, что Иванишвили, при всех создаваемых ему трудностях, ведет свою эклектичную коалицию из 6 партий по этому пути ответственности – только выборы, честное голосование. На улицы его сторонники могут выйти лишь в том случае, если международные наблюдатели оценят итоги как несправедливые.    

Второе значительное отличие предстоящих выборов состоит в том, что весьма большой сегмент оппозиционно настроенного электората впервые после «революции роз» получил возможность голосовать не «против», а «за». Иванишвили, выйдя из привычной и комфортной для себя тени, за год, минувший после этого, не растерял ореола легендарного человека дела, аккумулировав вокруг себя большую часть антисаакашвилевского электората. Сравнение может быть натянутым, но все же: примерно таким же ореолом обладал бывший министр МВД Иванэ Мерабишвили – до того, как стал публичной фигурой премьер-министра. Он же – кандидат на этот ключевой с 2014 года в Грузии пост от правящей партии. Однако Иванишвили, «поднявшийся» до олигархических вершин с самых социальных низов, органичнее смотрится рядом с простым избирателем, нежели Мерабишвили, которому должность всесильного министра ВД шла больше, чем премьерская.

Голосовать «против» теперь легче еще и потому, что скопившийся за 9 лет пребывания у власти Саакашвили и его команды отрицательный заряд позволил «проиванишвилевскому» электорату получить то, чего, по сути, не имела ранее грузинская оппозиция. Это серьезная экономическая программа – преодоления безработицы, больного места не менее чем 55 % граждан Грузии, развития сельского хозяйства, в котором было занято тоже не менее 55 % местного населения, поощрения предпринимательства. Здесь же обещания повысить зарплаты, пенсии, снизить очень высокие в Грузии тарифы на коммунальные расходы и так далее – как без этого. При этом Иванишвили, прагматичный менеджер, принципиально не называет цифры будущих зарплат, пенсий или тарифов, потому что не знает, с каким бюджетом в случае победы ему придется работать.         

За считанные дни до выборов пропаганда властей Грузии мобилизует электорат против Иванишвили как «последнего проекта России», «который не мог бы сколотить состояние без поддержки Кремля». Однако сработает ли этот козырь объединения против «общего врага» в случае с Иванишвили, как срабатывал на прежних выборах против экс-руководителя Аджарии Аслана Абашидзе или покойного олигарха Аркадия (Бадри) Патаркацишвили? На футболках сторонников Саакашвили написано: «Мы любим Грузию», что как бы подразумевает, что иванишвилевцы готовы вернуть Грузию обратно в СССР, читай – России. Что отвечают на это в «Грузинской мечте»? Что Иванишвили отказался от гражданства России. Что продал все российские бизнес-активы. Что да, нужно налаживать отношения с Россией, но не за счет стремления к НАТО и Евросоюзу. Что именно нынешние грузинские власти, несмотря на войну 2008 года, передали России стратегические сферы грузинской экономики (электроэнергетику, в первую очередь). Наконец, присутствие в коалиции таких ярко выраженных западников, как «Свободные демократы» Ираклия Аласания и Республиканской партии, по идее должно снимать все вопросы относительно ориентации «Грузинской мечты». Когда проправительственные СМИ просят Иванишвили  публично проклясть президента России Владимира Путина, тот называет северного соседа «оккупантом» Абхазии и Южной Осетии, однако говорит, что надо разобраться с лидером не другой страны, а своей, который не сумел сделать так, чтобы Грузия избежала войны.

Наконец, отличие этих выборов – в чрезвычайном внимании международного сообщества. Дело не только в том, что на 3 648 участках будет очень много наблюдателей. В последнее время Саакашвили и его команда уже не обладают безоговорочной поддержкой Запада. Нет ее, конечно, и у Иванишвили. Лоббисты сторон ведут хорошо оплачиваемую (в первом случае - из бюджета, во втором  - из личных средств миллиардера) борьбу за симпатии Вашингтона и Брюсселя. Но дело не только в этом. Раньше Запад закрывал глаза на проблемы с демократией, лишь бы в Грузии было стабильно. Теперь, по крайней мере, задается вопросом: может, это удастся совместить? То есть не пришло ли время распространить успехи, достигнутые в сферах борьбы с криминалом, бытовой коррупцией, строительстве государственных институтов (финансовый вклад Иванишвили в последнем, как выясняется, был очень значимым) на свободу СМИ, бизнеса, суда?

В 2008 году Джордж Буш поздравил Саакашвили с переизбранием на пост президента еще до объявления внутри Грузии официальных итогов голосования. Сейчас даже сенаторы Джон Маккейн и Джозеф Либерман, известные покровители Саакашвили, приезжая в Грузию за несколько недель до выборов, встречаются с Иванишвили и выясняют его взгляды. После встречи Маккейн говорит едва ли не эпохальные для себя слова: «Мы принимаем заявление Бидзины Иванишвили о том, что тот порвал все связи с Россией и хочет, чтобы Грузия была свободной, демократичной, членом НАТО. Пусть теперь выбор сделают граждане Грузии».

Только за последние несколько дней Грузию посетили министры иностранных дел Швеции, Эстонии, Польши, Чехии, Литвы, Латвии, Румынии и Болгарии, которые встречаются и с Иванишвили. Большая часть этих государств традиционно поддерживает и Грузию, и ее президента. Но симптоматичны и такие заявления министров: они будут «беспристрастными наблюдателями» за выборами, которые «важны для всей Европы и должны стать примером для всех стран региона. Все конкуренты должны иметь равные условия и согласиться с итогами голосования, если те будут признаны международными организациями, которые будут наблюдать за процессом».

Бывший посол США в Грузии Ричард Майлз, возглавлявший дипломатическую миссию своей страны в Грузии во время «революции роз» 2003 года и считающийся одним из ее творцов, теперь, как и тогда, говорит, что «если выборы пройдут плохо, это будет большим разочарованием международного сообщества». И напоминает, что именно фальсификация итогов парламентских выборов привела к «революции роз». «Слежу за ситуацией в Грузии, встречаюсь с представителями властей и оппозиции, - сказал Майлз. – Непонятно ведут себя власти Грузии, осложняя жизнь оппозиции… Несправедливые выборы приведут к утрате доверия международного сообщества по отношению к Грузии». По его словам, поведение грузинских властей по отношению к оппозиции «выходит за рамки нормальной политической борьбы».

…И «националы», и «мечтатели» уверяют избирателей, самих себя и оппонентов в том, что «выиграют с разгромным преимуществом». На всех тбилисских маршрутках нарисована большая пятерка – это номер «Единого национального движения» в избирательном бюллетене. С особым шиком носят синие футболки с логотипом «Грузинской мечты» сторонники Иванишвили, а его молодые поклонники в социальных сетях признаются в симпатиях к сыну миллиардера 17-летнему Бере, известному, несмотря на возраст, рэперу, которые сейчас гастролирует по всей стране с концертами в пользу оппозиции. На деле же, как показала практика всего периода независимости Грузии, было бы неплохо, чтобы к финишу противники пришли без катастрофического разрыва в показателях. «Разгромные» цифры, которые раньше набирали Гамсахурдиа, Шеварднадзе и Саакашвили, были так соблазнительны для того, чтобы верить в собственную избранность, непогрешимость… И это было гибельно потом и для самих политиков, и для их команд, и, что хуже всего, для всей Грузии.

Политическая жизнь в Грузии должна наконец европеизироваться вместе с самой Грузией. Глава миссии ЕС Филипп Димитров замечает, что еще никогда не было такой конкуренции на выборах здесь. «Избиратель, как никогда, готов принять осознанное решение. Мы ждем таких выборов, когда народ получит возможность волеизъявления», – говорит он.

И еще одна черта нынешнего политического положения в стране: тотальное недоверие к опросам. Вот Национально-демократический институт США радует правящую партию: 37% готовы голосовать за «националов», 12 – за «Грузинскую мечту». Вот немецкая компания forsa отдает 49% коалиции Иванишвили и 43% – движению Саакашвили, вселяя уверенность уже в оппозиционеров. Однако самыми «говорящими» могут быть цифры того же опроса НДИ: 22% респондентов сказали, что не знают, за кого проголосуют, а 16% отказались отвечать вовсе. В Грузии не любят отвечать на такие вопросы прямо, опасаясь преследований. Авторитетный еженедельник «Палитра недели» отвечает опросом на опрос: 76% респондентов не верят исследованиям НДИ, а верят только 5%.

Грузию лихорадит перед выборами. Страсти кипят. Встречи с избирателями, особенно в регионах, нередко заканчиваются рукопашной, срыванием партийных маек, метанием камней в оппонентов. Штаб «Грузинской мечты» подготовил 112 тысяч человек, чтобы избежать фальсификации в процессе голосования, они будут находиться на участках и поблизости, сопровождать урны в окружные комиссии, исключая вброс фальсифицированных или лишних бюллетеней. Также, будет производиться непрерывная видеосъемка того, как избиратели будут опускать бюллетени в урны, чтобы исключить «карусели». Эти видеоматериалы с помощью специального сервера позволят идентифицировать избирателей по их лицам. Все серьезно. Все впервые.

} Cтр. 1 из 5