Американо-кубинский диалог: почему?

21 декабря 2014

Арег Галстян - эксперт по политике США на Ближнем Востоке и Южном Кавказе, факторам лоббизма во внешней политике США, по внутриполитическим процессам в США, руководитель научно-аналитического портала American Studies.

Резюме: 17 декабря 2014 г. президент Барак Обама обратился к Конгрессу с предложением отменить эмбарго против Кубы и восстановить дипломатические отношения

17 декабря 2014 г. президент Барак Обама обратился к Конгрессу с предложением отменить эмбарго против Кубы и восстановить дипломатические отношения. Таким образом, США вступают в исторические переговоры с кубинской стороной, прерванные 50 лет назад. Так, начиная с революции 1959 г., каждый американский президент пытался инициировать диалог с Гаваной, но безуспешно. И поэтому кубинский процесс стал столь же важным достижением внешней политики администрации Обамы, как и историческое возобновление диалога с Ираном.

Обама идет на риск. Во-первых, необходимо добиться поддержки республиканского большинства в Конгрессе для изменения статуса закона об эмбарго против Кубы. Во-вторых, администрации придется преодолеть организованное сопротивление ряда влиятельных лоббистских структур.

Почему президент США взялся за эту тему? С одной стороны, толчком к переговорам стали внутриполитические изменения на самой Кубе. Но важны и такие факторы, как психология, идеи и взгляды лидеров двух стран – Барака Обамы и Рауля Кастро. Будучи студентом-активистом, Обама являлся ярым сторонником мирного диалога с официальной Гаваной. В качестве законодателя он выступал против любых инициатив по ужесточению политики в отношении Кубы в стенах Сената. Обама придерживался позиции, что нельзя навязывать демократию и свободу силой, но необходимо продемонстрировать привлекательность демократической модели. Рауль Кастро, в отличие от своего брата Фиделя, придерживался более умеренных взглядов в вопросе диалога с Вашингтоном. Восстановление отношений откроет кубинской стороне широкие возможности как на региональном, так и на мировом уровне.

Кубинская экономика в плачевном состоянии. Реформы 2010 г., открывшие рынки недвижимости и создавшие условия для иностранных инвесторов, не принесли ожидаемых дивидендов. И даже, существенная финансовая поддержка со стороны Китая и Венесуэлы не исправила ситуацию. По состоянию на сегодняшний день, средняя ежемесячная зарплата составляет 25 долларов, потребление мяса на душу населения значительно ниже показателя 1950-х гг., а число мобильных телефонов на душу населения самое низкое в мире. Венесуэла, пострадавшая от падения цен на нефть, не в силах по-прежнему поддерживать Гавану, а Китай и вовсе сократил свои инвестиции и ассигнования. Сложное экономическое положение развязало руки Раулю Кастро.

Унаследовав страну в 2006 г., он начал серьезные политические перестановки и преобразования,  частично отказавшись от «фиделевских» моделей. В одних сферах реформы столкнулись с сопротивлением старой гвардии, преданной Фиделю, в других прошли быстро и эффективно. Так, Рауль, бессменный глава вооруженных сил, получил поддержку кубинского генералитета. Для Белого дома было важно услышать сигнал о том, что теперь задача кубинской армии – защита границ страны, а не борьба против американского капитализма. После армейской реформы, начались кадровые чистки в рядах партии, без которой  переход от «Fidelista» к «Raulista» был бы невозможен. Редкие обсуждения кубинского вопроса на высшем уровне в США в 2010–2013 гг. и более умеренные отчеты Госдепартамента по Кубе в этом период заставляют предположить, что в Вашингтона желали успеха преобразованиям Рауля и старались не создавать ему лишних проблем.

Более того, уже в 2011 г. в Америке наметился диалог и нахождение общих точек соприкосновения между республиканцами и демократам по кубинскому вопросу. Исторически, именно либералы выступали за смягчение эмбарго, что, однако, не приводило к конкретным результатам. Парадоксально, но именно консерваторы в 2002 году начали практику открытой торговли с Кубой в отдельных отраслях. С того момента на Кубу стали просачиваться первые инвестиции из Соединенных Штатов. Таким образом, началось формирование про-кубинского бизнес-лобби в Конгрессе. За восемь лет лоббистам удалось добиться смягчения отдельных пунктов закона об эмбарго. В 2013 г. Союз фермеров пролоббировал принятие закона «О нормализации отношений США и Кубы», который инициировал влиятельный демократ Бобби Раш. В резолюции отмечалось: «Политика эмбарго в отношении Кубы, объявленная в 1962 г., не принесла результатов».

Билль демократа был поддержан большинством республиканцев в комитете по международным делам. Подобное единодушие – редкость для внешнеполитического комитета нижней палаты. В том же году активный лоббизм в пользу нормализации отношений с Кубой был организован Рисовой федерацией Америки, Союзом промышленников США, Туристической ассоциацией и Ассоциацией строителей. Так, крупнейший в мире производитель оборудования и двигателей для строительства и горной промышленности Caterpillar Inc. активно лоббировал «Акт о свободной торговле с Кубой» 2013 г. под спонсорством демократа Чарли Рейнджела. Как видно, в нормализации отношений с Кубой заинтересованы широкие политические и бизнес круги.

Вместе с тем, имеются влиятельные силы, выступающие против. Наиболее яростные противники – американские кубинцы. Костяк ее лобби составляют люди, которые были вынуждены покинуть страну во время революции 1959 года или их потомки. Так, первым по поводу восстановления отношений с Кубой выступил экс-глава комитета по международным делам, выходец с Кубы сенатор Роберт Менедес. Он заявил в интервью Fox News, что своими действиями администрация «поддерживает жестокое поведение кубинского правительства». Свое резко негативное отношение к заявлению Обамы выразили и два других влиятельных сенатора кубинского происхождения – Марко Рубио и Тед Круз. Потенциальные кандидаты в президенты США на выборах 2016 г. обвинили Белый дом в «сговоре с диктаторами», которые более 50 лет «держат в кандалах собственный народ».

Позиция Менедеса и Рубио чрезвычайно важна для достижения успеха. Рубио возглавляет подкомитет по западному полушарию в комитете по международным делам Сената, через который будет проходить решение об открытии посольства в Гаване и назначение посла. Он уже заявил, что воспользуется своим положением и сделает «все, чтобы заблокировать опасную и бесперспективную попытку президента умножить свое наследие за счет кубинского народа». При этом Менедес, будучи лидером демократического меньшинства в комитете по международным делам, способен заблокировать любой законопроект и кандидата в послы.

Другой влиятельной антикубинской силой является евангелистское лобби. Христианские консерваторы в лице спикера Палаты представителей Джона Бейнера также разыгрывают карту «диктаторского и античеловеческого» режима, с которым не может быть диалога. «Тут нет никакого "нового курса". Это лишь продолжение долгой линии бессмысленных уступок диктаторам, которые жестоко обходятся со своим народом и строят планы с нашими врагами», – отметил Бейнер. В действительности же,  традиционное христианское лобби просто не хочет допустить усиления Католической церкви. Известно, что активным сторонником диалога США и Кубы был Папа Римский, который одним из первых приветствовал решения Обамы. Долгое время американские евангелисты пытались проповедовать среди кубинцев, однако наталкивались на Католическую церковь, имеющую самую широкую автономию на Кубе.

Полноценное восстановление отношений – длительный марафон, и на пути к финишу сторонам придется преодолеть серьезные барьеры. Несомненно лишь то, что  Барак Обама и Рауль Кастро, которые завершают свои миссии руководителей в 2016 и 2018 гг. соответственно, сдвинули ситуация с мертвой точки.

} Cтр. 1 из 5