№ 4 Июль/Август 2008
  • С Западом или без?

    (3)

    Возможен ли мир, в котором Соединенным Штатам и Европе не будет больше принадлежать лидирующая роль? Дискуссии на эту тему неожиданно стали популярны. А ведь после победы «свободного мира» в холодной войне, когда казалось, что история расставила все по своим местам, прошло совсем немного времени.

  • Эпоха бесполярного мира

    (6)

    «Момент однополярности» в политике США закончился. Международные отношения в XXI веке определит ситуация бесполярности. Сила скорее окажется размытой, чем сконцентрированной, а значение национальных государств будет снижаться по мере укрепления негосударственных акторов. Но это ничем не угрожает Соединенным Штатам. В условиях переходного периода Вашингтон по-прежнему способен удерживать в своих руках курс на более безопасный мир.

  • Запад в роли ответчика

    (7)

    Запад не испытывает энтузиазма в связи с успехами азиатского континента. Непосредственная цель Запада на ближайший период состоит в том, чтобы сохранить привилегированную позицию в международных институтах. Но это может подорвать его долгосрочные интересы – создание более справедливого и стабильного мирового порядка. Вместо главной силы по решению мировых проблем он превращается в свою же помеху.

  • Образ России как зеркало Запада

    (4)

    Не пожалеет ли Запад в один прекрасный день о том, что позволил России взять на себя роль поборника международного права – ту самую роль, которая ранее принадлежала западному миру, но, по-видимому, больше ему не нужна?

  • Пора готовить стратегическую сделку с Россией

    (9)

    В отношениях между Россией и НАТО существуют взаимное раздражение и недовольство, но нелепо думать о сползании сторон к новой холодной войне. Чтобы изменить европейскую атмосферу, целесообразно предложить Москве дискуссию о возможности ее членства в альянсе.

  • Зачем уходить из ОБСЕ?

    (1)

    Для восстановления баланса и исправления перекосов в деятельности ОБСЕ достаточно активизировать мероприятия по приоритетным для России темам, в особенности таким, как противодействие новым вызовам и угрозам европейской безопасности.

  • Поле битвы – ОБСЕ

    Казахстан не претендует на то, чтобы изменить формат ОБСЕ. Астане в соответствии с ее геополитическим весом вполне достаточно извлечь собственную выгоду, Москва же ставит перед собой цель переписать правила игры, что заведомо сложнее. Впрочем, и рычагов воздействия у России несопоставимо больше, чем у Казахстана.

  • Победа без столкновения

    (5)

    Ни Россия, ни даже Соединенные Штаты или структуры Западной Европы не в состоянии конкурировать ныне с финансовой практикой Китая во внешней политике. За китайскими компаниями и банками, выделяющими кредиты, стоит вся мощь государства. Китайская бюрократия плотно опекает национальный бизнес в Центральной Азии.

  • История империй и политика памяти

    (5)

    Еще лет 20 назад с империями все казалось ясно: эта отжившая, устаревшая форма политической организации в ХХ веке уступает место новой – нации-государству. Сегодня роль империй серьезно пересматривается как в положительном, так и в отрицательном аспекте и, что более важно, в плане понимания их места в историческом процессе.

  • Российский народ и национальная идентичность

    (5)

    Нация – это не просто результат этнокультурной унификации и «длительного исторического формирования», а итог целенаправленных усилий политической и интеллектуальной элиты. Российской Федерации необходимо обновить доктринально-идеологическую сферу, обеспечивающую гражданскую солидарность и национальную идентичность.

  • Новый регионализм как возможность

    Европа открыла для себя: чтобы справиться с проблемой культурного и политического многообразия и при этом сохранить элемент социальной солидарности, экономической интеграции требуется политическое измерение.

  • Сила и слабость вертикали власти

    (1)

    Федеральная власть много сделала для того, чтобы укрепить единство и территориальную устойчивость Российской Федерации. Но этот результат достигнут благодаря централизации политического пространства и феномену консолидации вокруг популярного национального лидера. Институциональные и правовые гарантии целостности весьма ненадежны.

  • Демонополизация информации

    (2)

    Тот, кто контролирует разведывательную информацию в рамках военных ведомств, определяет их политику, а иногда и курс всей страны. Чем скорее министр обороны напрямую подчинит Главное разведывательное управление себе, тем лучше будет и для обороны страны, и для ГРУ, и даже для самого Генштаба.

  • Возобновляемая энергия и будущее России

    (7)

    У России нет серьезных экономических стимулов сокращать зависимость от ископаемого топлива. Вследствие этого, а также в силу недофинансирования опытного производства и скудности инвестиций в нетрадиционные источники энергии в данной области хромает конкурентоспособность выработки.

  • Как объединить ОПЕК и ВТО

    (1)

    Правила мировой торговли не распространяются на энергетическую сферу, но потребность в регулировании налицо. Международному сообществу необходимо найти баланс между рыночной стихией в области торговли энергоресурсами и серьезным вмешательством государств и межгосударственных структур. Координация усилий ОПЕК и ВТО способна помочь в таком поиске.

  • Куба: реформы или их имитация?

    (2)

    Рауль Кастро не заинтересован в том, чтобы отстаивать архаичный, во многом бессмысленный социально-экономический порядок на Кубе. Он готов его обновить и модернизировать. Перемены были подготовлены тем, что различные социальные аномалии достигли критической массы.

  • Россия и мир в XXI веке

    (53)

    Глобальная финансово-экономическая архитектура во многом создавалась Западом под себя. И сейчас, когда налицо сдвиг финансово-экономической силы и влияния в сторону новых быстро растущих экономик, таких, как Китай, Индия, Россия, Бразилия, становится очевидной неадекватность прежней системы новым реалиям.

  • Мир без Запада

    (35)

    Выбор Вашингтоном стратегии «живи сам и дай жить другим» приведет к тому, что никогда ранее не случалось: Соединенным Штатам придется поступиться некоторыми демократическими и либеральными идеалами. Центральной политической задачей США станет в этом случае прагматическое управление взаимозависимым миром.

Еще больше материалов - на нашей странице
Все самое оперативное - в нашем twitter
Архив журнала
Выберите год
Выберите выпуск
журнала:
Колонка издателя

«Пока нужно как можно жестче сдерживать США»

Декан факультета Мировой политики и экономики НИУ ВШЭ, почетный председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике Сергей Караганов о том, какие вызовы стоят сегодня перед Россией и какой должна быть ее внешнеполитическая стратегия.

Колонка редактора

Начался реванш людей, которые считают, что элиты о них забыли

Мировые элиты никак не могут понять, что происходит со всеми теми, кем они, по идее, должны управлять – собственное население все больше от этих элит дистанцируется.


Евразия – бизнесу

Последние четыре года нарастали противоречия как в системе взаимодействия евразийских бизнес-сообществ, так и в их отношениях с новым управляющим и регулирующим центром.

Казахстан и Китай – сближение или имитация?

Недавние события в Казахстане – протесты в ряде городов в связи с планами приватизации земли и участием в этом китайских инвесторов – повысили интерес к стране, поставив вопросы в рамки весьма обширного контекста.

Россия и ЕС на развилке: отбросить иллюзии

Перспектива превращения ЕАЭС в реально сопоставимый с Евросоюзом по значимости полюс экономического роста и «мягкой» силы на данном этапе зависит не от поспешного создания новых наднациональных институтов, а от ускоренной гармонизации технических регламентов, таможенных, налоговых, иммиграционных и иных процедур.

Политолог: улучшение отношений с Западом не является приоритетом для России

Улучшение отношений с Западом не должно являться приоритетной целью России, считает председатель президиума СВОП Федор Лукьянов.

Советник Буша-младшего: США не могут найти главного врага

Нынешние отношения РФ и США всё больше напоминают нормальные отношения великих держав, в рамках которых конкуренция — нормальное явление, однако им нужно научиться избегать конфронтации, особенно в области геополитики.

«Потенциал России огромный»

Экс-глава правительства Австралии Кевин Радд — о роли России в АТР, санкциях и необходимости сохранения взаимодействия между странами

Российско-турецкие отношения и проблемы безопасности Кавказского региона

Прошлогодний инцидент с российским бомбардировщиком Су-24 кардинально изменил характер отношений между Россией и Турцией. Стратегическое партнерство смени­лось жесткой конфронтацией.

Соглашение по иранской ядерной программе: возможности и преграды для российско-американского сотрудничества

14 июля 2015 года США, Россия, Китай, Франция, Великобритания, Германия, ЕС и Иран договорились о Совместном всеобъемлющем плане действий (известном также как «иранское соглашение»), с целью положить конец противостоянию вокруг ядерной программы Тегерана.

Российско-американское межлабораторное сотрудничество: Оглядываясь на четверть века конструктивных отношений

Сейчас, когда отношения между Россией и США пребывают в затяжном пике и направления сотрудничества продолжают сокращаться, важно обратиться к недавней истории конструктивных совместных усилий, таких как сотрудничество между ядерными оружейными лабораториями двух стран.

Украина: «моргнет» ли Европа первой?

Начиная с июля 2014 г., когда рейс «Малазийских авиалиний» MH-17 был сбит в небе над Донбассом, Европейский Союз демонстрирует беспрецедентный уровень солидарности с Украиной, выходящий далеко за рамки макроэкономической и технической помощи.