№ 4 Июль/Август 2008
  • С Западом или без?

    (3)

    Возможен ли мир, в котором Соединенным Штатам и Европе не будет больше принадлежать лидирующая роль? Дискуссии на эту тему неожиданно стали популярны. А ведь после победы «свободного мира» в холодной войне, когда казалось, что история расставила все по своим местам, прошло совсем немного времени.

  • Эпоха бесполярного мира

    (6)

    «Момент однополярности» в политике США закончился. Международные отношения в XXI веке определит ситуация бесполярности. Сила скорее окажется размытой, чем сконцентрированной, а значение национальных государств будет снижаться по мере укрепления негосударственных акторов. Но это ничем не угрожает Соединенным Штатам. В условиях переходного периода Вашингтон по-прежнему способен удерживать в своих руках курс на более безопасный мир.

  • Запад в роли ответчика

    (7)

    Запад не испытывает энтузиазма в связи с успехами азиатского континента. Непосредственная цель Запада на ближайший период состоит в том, чтобы сохранить привилегированную позицию в международных институтах. Но это может подорвать его долгосрочные интересы – создание более справедливого и стабильного мирового порядка. Вместо главной силы по решению мировых проблем он превращается в свою же помеху.

  • Образ России как зеркало Запада

    (4)

    Не пожалеет ли Запад в один прекрасный день о том, что позволил России взять на себя роль поборника международного права – ту самую роль, которая ранее принадлежала западному миру, но, по-видимому, больше ему не нужна?

  • Пора готовить стратегическую сделку с Россией

    (9)

    В отношениях между Россией и НАТО существуют взаимное раздражение и недовольство, но нелепо думать о сползании сторон к новой холодной войне. Чтобы изменить европейскую атмосферу, целесообразно предложить Москве дискуссию о возможности ее членства в альянсе.

  • Зачем уходить из ОБСЕ?

    (1)

    Для восстановления баланса и исправления перекосов в деятельности ОБСЕ достаточно активизировать мероприятия по приоритетным для России темам, в особенности таким, как противодействие новым вызовам и угрозам европейской безопасности.

  • Поле битвы – ОБСЕ

    Казахстан не претендует на то, чтобы изменить формат ОБСЕ. Астане в соответствии с ее геополитическим весом вполне достаточно извлечь собственную выгоду, Москва же ставит перед собой цель переписать правила игры, что заведомо сложнее. Впрочем, и рычагов воздействия у России несопоставимо больше, чем у Казахстана.

  • Победа без столкновения

    (5)

    Ни Россия, ни даже Соединенные Штаты или структуры Западной Европы не в состоянии конкурировать ныне с финансовой практикой Китая во внешней политике. За китайскими компаниями и банками, выделяющими кредиты, стоит вся мощь государства. Китайская бюрократия плотно опекает национальный бизнес в Центральной Азии.

  • История империй и политика памяти

    (5)

    Еще лет 20 назад с империями все казалось ясно: эта отжившая, устаревшая форма политической организации в ХХ веке уступает место новой – нации-государству. Сегодня роль империй серьезно пересматривается как в положительном, так и в отрицательном аспекте и, что более важно, в плане понимания их места в историческом процессе.

  • Российский народ и национальная идентичность

    (5)

    Нация – это не просто результат этнокультурной унификации и «длительного исторического формирования», а итог целенаправленных усилий политической и интеллектуальной элиты. Российской Федерации необходимо обновить доктринально-идеологическую сферу, обеспечивающую гражданскую солидарность и национальную идентичность.

  • Новый регионализм как возможность

    Европа открыла для себя: чтобы справиться с проблемой культурного и политического многообразия и при этом сохранить элемент социальной солидарности, экономической интеграции требуется политическое измерение.

  • Сила и слабость вертикали власти

    (1)

    Федеральная власть много сделала для того, чтобы укрепить единство и территориальную устойчивость Российской Федерации. Но этот результат достигнут благодаря централизации политического пространства и феномену консолидации вокруг популярного национального лидера. Институциональные и правовые гарантии целостности весьма ненадежны.

  • Демонополизация информации

    (2)

    Тот, кто контролирует разведывательную информацию в рамках военных ведомств, определяет их политику, а иногда и курс всей страны. Чем скорее министр обороны напрямую подчинит Главное разведывательное управление себе, тем лучше будет и для обороны страны, и для ГРУ, и даже для самого Генштаба.

  • Возобновляемая энергия и будущее России

    (7)

    У России нет серьезных экономических стимулов сокращать зависимость от ископаемого топлива. Вследствие этого, а также в силу недофинансирования опытного производства и скудности инвестиций в нетрадиционные источники энергии в данной области хромает конкурентоспособность выработки.

  • Как объединить ОПЕК и ВТО

    (1)

    Правила мировой торговли не распространяются на энергетическую сферу, но потребность в регулировании налицо. Международному сообществу необходимо найти баланс между рыночной стихией в области торговли энергоресурсами и серьезным вмешательством государств и межгосударственных структур. Координация усилий ОПЕК и ВТО способна помочь в таком поиске.

  • Куба: реформы или их имитация?

    (2)

    Рауль Кастро не заинтересован в том, чтобы отстаивать архаичный, во многом бессмысленный социально-экономический порядок на Кубе. Он готов его обновить и модернизировать. Перемены были подготовлены тем, что различные социальные аномалии достигли критической массы.

  • Россия и мир в XXI веке

    (53)

    Глобальная финансово-экономическая архитектура во многом создавалась Западом под себя. И сейчас, когда налицо сдвиг финансово-экономической силы и влияния в сторону новых быстро растущих экономик, таких, как Китай, Индия, Россия, Бразилия, становится очевидной неадекватность прежней системы новым реалиям.

  • Мир без Запада

    (35)

    Выбор Вашингтоном стратегии «живи сам и дай жить другим» приведет к тому, что никогда ранее не случалось: Соединенным Штатам придется поступиться некоторыми демократическими и либеральными идеалами. Центральной политической задачей США станет в этом случае прагматическое управление взаимозависимым миром.

Еще больше материалов - на нашей странице
Все самое оперативное - в нашем twitter
Архив журнала
Выберите год
Выберите выпуск
журнала:
Колонка издателя

Кто в США ищет «русский след»?

Демократы в США требуют отставки генпрокурора Джеффа Сешнса - за разговоры с послом РФ в ходе выборов, когда Сешнс был ещё сенатором.

Колонка редактора

Странный призрак

Призрак бродит повсеместно, призрак чего-то нового, но чего, никто пока не может понять. Давно не было ситуации, подобной всепроникающей неопределенности, когда не получается внятно сформулировать даже характер происходящих изменений. Понятия, которые пытаются использовать для описания новых явлений, будь то популизм, "новый меркантилизм", кризис либерального устройства, мало что объясняют.


От постмодернизма к неомодернизму: воспоминания о будущем

14 марта на факультете мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ прошло обсуждение статьи генерального директора Российского совета по международным делам Андрея Кортунова «От постмодернизма к неомодернизму».

ЦРУ везде и всюду. Что мы узнали о кибермире из очередной утечки Wikileaks

Данная работа подготовлена по заказу Совета по внешней и оборонной политике.

Игры патриотов. Главные вопросы о внезапном введении блокады Донбасса

Долго ли продлится блокада и какими могут быть последствия для экономики и политики.

Без партнерства

Отказ новой республиканской администрации от одной из самых масштабных торгово-экономических инициатив Соединенных Штатов – Транстихоокеанского партнерства – обозначил сдвиг в азиатской политике Вашингтона. Для американских союзников и конкурентов в АТР это чревато появлением новых рисков, связанных с неопределенностью.

«Даже в период «холодной войны» Арктика оставалась зоной мира»

К чему приведет полное освобождение Арктики ото льда, как относиться к поездкам политиков к полюсам и что ждет Договор об Антарктике

Геополитическая идентичность Азербайджана в контексте вызовов и перспектив XXI

Современные международные отношения переживают период турбулентности, переходный период от однополярного мира к миру с несколькими центрами сил и усиления роли регионализации. В этих условиях сравнительно малые государства стараются максимально использовать ресурс геополитической идентичности для реализации внешнеполитического курса.

Канарейка в угольной шахте. Почему США переживают эпидемию неизбирательных массовых убийств

В былые времена шахтеры брали с собой в угольный забой клетку с канарейкой. Если птичка вдруг падала замертво, это означало, что в шахту просачивается смертельный угарный газ... Рост числа массовых убийств в Америке в последние несколько десятилетий – это все равно как если бы канарейки стали гибнуть вокруг всех нас, предупреждая тем самым о приближении страшных бед.

Избирательный цикл 2016–2018 годов в России: Вовлеченность населения в протестный потенциал

С появлением в России в 2011–2012 годах протестного движения «За честные выборы» Кремль перешел к новой стратегии в отношениях между государством и обществом, целью которой было ослабление склонности к протесту в следующем избирательном цикле.

Лукашенко «дрейфует на Запад»: Почему Москве не о чем волноваться

Традиционная структурная зависимость Беларуси от России только увеличивается, а свобода маневра Минска, наоборот, продолжает сокращаться.