Сложить мозаику

22 ноября 2017

Фёдор Лукьянов - главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» с момента его основания в 2002 году. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Профессор-исследователь НИУ ВШЭ. Научный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай». Выпускник филологического факультета МГУ, с 1990 года – журналист-международник.

Резюме: В сирийском конфликте наступило время подведения промежуточных итогов. Президент России Владимир Путин заявил на встрече с сирийским лидером Башаром Асадом, что военная фаза конфликта близка к завершению, наступает время политического урегулирования.

В сирийском конфликте наступило время подведения промежуточных итогов. Президент России Владимир Путин заявил на встрече с сирийским лидером Башаром Асадом, что военная фаза конфликта близка к завершению, наступает время политического урегулирования. А президент Ирана Хасан Роухани в эфире национального телевидения провозгласил конец "Исламского государства" (запрещено в России). В Сочи состоится встреча в верхах Россия - Турция - Иран, на которой предполагается обсудить дальнейшие шаги по реконструкции Сирии.

Конечно, когда звучат такие громкие слова, хочется изрядно поплевать через левое плечо и постучать по всем деревянным предметам, какие только есть вокруг. Перед глазами встает телекартинка торжественного обращения президента США Буша-младшего 2 мая 2003 года, который на борту американского авианосца в Персидском заливе объявил о победе в иракской войне. Тут-то все и началось... Впрочем, параллели между двумя кампаниями неуместны, слишком разные обстоятельства и сам сценарий. Но сглазить все равно не хочется.

Военно-дипломатическая история сирийской гражданской войны, без сомнения, достойна того, чтобы войти в учебники по международным отношениям как крайне интересный сюжет. Пока что, не углубляясь в детали, стоит обратить внимание на одно обстоятельство, которое отличает сирийский случай от других в недавние годы, а также дает основание учитывать его опыт при решении грядущих конфликтов. На протяжении нескольких лет войны Сирия воспринималась как арена противостояния внешних великих держав, прежде всего России и США, соответственно, почти что по умолчанию считалось, что в их руках и ключи к решению, пока они не договорятся, ничего там кардинально не изменится. Попыток договориться у Москвы и Вашингтона было несколько, по разным причинам ничего не получалось. Реальным же ключом стало сочетание военных возможностей одной из великих держав, на сей раз России, с кропотливой дипломатией, в которую были вовлечены региональные гранды - Иран, Турция, а затем, судя по всему, уже и Саудовская Аравия, находившаяся изначально по другую линию фронта.

Не стоит питать иллюзий относительно прочности отношений и уровня взаимного доверия, сработали реализм и частичное совпадение интересов. Зато стороны пошли на сотрудничество осознанно и с холодными головами, что дает надежду на устойчивость процесса. Понятно, что одной из важных причин стала запутанная и все менее внятная позиция США, которые отстранились от процесса, потому что, кажется, сами утратили понимание целей. Тем не менее одно только отсутствие Америки в активной игре проблему бы не решило, и то, что удалось найти сложный модус вивенди непосредственно вовлеченных сторон, - достижение. Хотя, повторим, время для по-настоящему победных реляций едва ли уже наступило.

Сирийский опыт важен не только для Ближнего Востока, второй из дымящихся очагов, который находится сейчас в центре международного внимания - Корейский полуостров и ракетно-ядерная программа КНДР. Причины и генезис этого конфликта не имеют с Сирией ничего общего, и сравнивать суть противоречий не имеет смысла. Речь о схеме - ключевая роль региональных держав при патронате кого-то из "гигантов". Международные усилия в духе всяких многосторонних форматов явно не дали результата. Фейерверк твитов в сочетании с дипломатией канонерок, которыми радует Вашингтон в последние месяцы, пока что тоже мало чего достигли. Между тем собственно страны Восточной Азии как будто бы ожидают, что какой-то сторонний патрон поможет им все разрешить.

Понятно, что в данном случае Соединенные Штаты втягиваются не только по своей воле, и но под воздействием самого Пхеньяна, который американцев все время дразнит, а ракетной программой начал и пугать. И разговаривать КНДР хочет именно с США. Многослойный блеф рано или поздно может плохо закончиться. Но тем более странам региона нужно проявить творческий подход и активность, гипотетический военный конфликт ударит по ним в первую очередь. Россия, конечно, не может и не будет действовать в Восточной Азии по ближневосточному алгоритму, задействуя свои силовые возможности, а вот дипломатические, в частности, умение находить общий язык со всеми участниками процесса, даже если они друг друга в упор видеть не хотят, более чем востребованы.

В начале следующей недели в Сеуле пройдет очередное заседание Азиатского форума клуба "Валдай", это ежегодное мероприятие, которое организуется в разных азиатских столицах. Тема заявлена амбициозная - "Заглянуть в будущее: Россия и Азия до 2037 года". Обсуждение трех возможных сценариев развития региона - занятие увлекательное, речь не о том, чтобы попытаться угадать точный прогноз, задача - вычленить основные тенденции. Подробнее об этом - после мероприятия, но и до его начала можно подчеркнуть главное. По своему экономическому потенциалу Россия уступает многим, в том числе и в Азии, о количестве наших проблем мы сами знаем куда лучше других. Однако складывается удачная мозаика. В Азии Россия нужна как в целом нейтральный и независимый игрок с богатым дипломатическим и военным потенциалом. Азия нужна России как стимул для собственного развития и подтверждение российской роли в мире. Осталось понять, как этим воспользоваться.

Российская Газета

} Cтр. 1 из 5