По заветам деда и отца

7 июня 2015

КНДР под властью Ким Чен Ына

В.И. Денисов – доктор исторических наук, профессор, главный научный сотрудник Центра исследований Восточной Азии и ШОС ИМИ МГИМО (У).

 

Резюме: Для внутриполитической обстановки КНДР после смерти Ким Чен Ира и прихода к власти его сына Ким Чен Ына характерно нарастание неустойчивости и неопределенности.

Прошло больше трех лет после смерти в декабре 2011 г. «великого полководца» Ким Чен Ира и прихода к власти одного из трех его сыновей Ким Чен Ына, молодого амбициозного и жесткого руководителя. Подготовка преемника активизировалась после конференции Трудовой партии Кореи (ТПК) в 2010 г., когда Ким Чен Ын был избран наследником. Его отец до этого перенес инсульт и уже не мог заниматься активным политическим руководством. С того момента в стране развернулась широкая пропагандистская кампания по утверждению Ким Чен Ына в качестве высшего руководителя.

Был принят ряд срочных мер по консолидации власти на случай «непредвиденных обстоятельств». Во-первых, полководец сосредоточил внимание на сплочении клана Кимов и постарался убедить родственников всецело поддерживать сына. Во-вторых, Ким Чен Ир создал триумвират из его родной сестры Ким Гён Хи, ее мужа Чан Сон Тхэка и ближайшего соратника, начальника Генштаба вице-маршала Ли Ён Хо. Эти люди должны были помогать Ким Чен Ыну в выполнении функций высшего руководителя и продвигать его в качестве будущего вождя. В-третьих, главным политкомиссаром вооруженных сил КНДР стал Цой Рён Хэ, сын соратника Ким Ир Сена генерала армии Цой Хена. Цой-младший руководил кампанией в поддержку Ким Чен Ына как Верховного главнокомандующего Корейской народной армией. В-четвертых, значительная работа проведена в органах безопасности, деятельность которых Ким Чен Ын курировал еще при жизни отца. За короткий срок кураторства Ким-младший отправил в отставку из министерства государственной охраны более 30 генералов. В-пятых, клан Кимов усилил контроль над политической элитой, используя в этих целях старые кимирсеновские кадры – Ким Ен Нама, члена Президиума Политбюро ЦК ТПК, Председателя Президиума Верховного народного собрания (ВНС), членов Политбюро ЦК, секретарей ЦК ТПК Ким Ги Нама и Цой Тхэ Бока, члена Политбюро ЦК ТПК, заместителя Председателя Президиума ВНС Ян Хен Себа и др. «Старики» подчинились воле полководца и согласились с выдвижением молодого генерала в качестве преемника. В-шестых, Ким Чен Ир провел чистку среди недовольных и в армии, и в партийно-государственных структурах.

Партия и армия: изменение баланса

Первые месяцы после смерти Ким Чен Ира прошли под знаком демонстрации «всеобщей преданности» новому руководителю. Военная верхушка, партийная номенклатура, в целом политическая элита КНДР демонстрировали лояльность Ким Чен Ыну, поддерживая его твердое намерение сохранить преемственность военно-политического курса покойного вождя. Особое усердие проявляли военные, надеявшиеся, что новый лидер продолжит политику «сонгун» (приоритет военного дела), укрепит роль армии во всех сферах жизни, а партия будет обслуживать этот курс.

Молодой лидер, однако, решил вывести на первые роли партию, поставив военных под ее контроль, что, естественно, вызвало сопротивление части военной верхушки и спровоцировало напряженность в военно-политическом истеблишменте. При Ким Чен Ире силовой блок занимал прочные позиции в экономике и политической жизни страны. Такое положение противоречило сложившейся в КНДР традиции руководящей роли партии, закрепленной в Конституции, решениях партийных форумов, других политических и юридических документах. Привилегированное положение военных вызывало недовольство простых людей, уставших от постоянных поборов для нужд армии и бесцеремонного поведения военнослужащих.

На одном из закрытых заседаний новый руководитель призвал «производить больше продуктов, а не боеприпасов». Однако дальше призывов дело не пошло. Страна продолжает осуществлять дорогостоящие ракетно-ядерные программы.

Глубокие противоречия внутри правящего класса продемонстрировали события декабря 2013 г., когда был арестован, а затем казнен Чан Сон Тхэк. Военная верхушка сыграла решающую роль в его ликвидации. Известно, что Чан и генералы уже давно не ладили. «Серый кардинал» выступал против всевластия военных.

Весь период правления клана Кимов – постоянная борьба за сохранение и укрепление власти. Ким Ир Сену с трудом удалось удержать высшие посты, когда в 1956 г. просоветская и прокитайская фракции в руководстве КНДР объединились против кимирсеновского произвола и культа личности. Но вождь оказался хитрее. К концу 1960-х гг. при поддержке армии он полностью разгромил все группировки внутри партии, обеспечил победу возглавляемой им партизанской фракции и националистической линии «чучхе» (самостоятельность, независимость).

Ким Чен Ир не прошел горнило такой острой политической борьбы, которая выпала на долю его отца. Конечно, полководец устранял несогласных, но без лишнего шума. В СМИ сообщалось лишь о каком-либо несчастном случае или дорожно-транспортном происшествии.

Ким Чен Ын в отличие от деда и отца обеспечил широкое освещение в СМИ событий, связанных с устранением своего родственника Чан Сон Тхэка. Молодому руководителю, по-видимому, надоели советы «серого кардинала», проявление им самостоятельности и несогласия с его политическими установками и практическими действиями, что, естественно, подрывало позиции назначенного лидера среди немолодых соратников отца. Ким Чен Ын начал масштабные чистки в армии, партийно-государственных структурах. Все это было направлено на укрепление авторитета молодого вождя, запугивание тех, кто сомневается в правильности предложенного курса.

Публичная и жестокая расправа с Чан Сон Тхэком и его сторонниками порождает для режима ряд сложных проблем. Молодой Ким сильно напугал родственников. Некоторые из них бежали за границу, другие затаились. Это, очевидно, уменьшает возможности Кима для разного рода маневров в рамках кланового пространства. Он очень опасается своего старшего сводного брата – Ким Чен Нама, который публично выступил против передачи власти по наследству.

В этих условиях новый лидер, судя по всему, вынужден доверять только двум «самым родным» людям – брату Ким Чен Черу и сестре Ким Ё Чжон. Ким Чен Ын продолжает ускоренными темпами формировать собственную команду, делая ставку на людей, с которыми вместе учился и работал. Надо сказать, что средний и высший состав северокорейского руководства как в армии, так и в партгосаппарате – люди немолодые, получившие посты в основном при Ким Чен Ире, а некоторые еще при Ким Ир Сене. Поэтому сегодня остро стоит вопрос обновления кадров на всех уровнях. Но, как показали прошедшие в апреле 2014 г. выборы в Верховное народное собрание, Ким Чен Ын не спешит со сменой старой гвардии. Однако родная сестра Кима Ё Чжон назначена на важный пост руководителя секретариата ЦК ТПК, что в северокорейском реестре о рангах равно должности заместителя заведующего отделом ЦК партии.

Приход Ким Чен Ына к власти ознаменован рядом заметных изменений в политике, экономике, военном строительстве. Своего поста лишился верный соратник Ким Чен Ира вице-маршал КНА Ли Ён Хо. В течение трех лет Ким Чен Ын трижды менял начальника Генштаба и министра обороны. Важный пост начальника Главного политического управления Корейской народной армии достался Цой Рён Хэ – бывшему первому секретарю ЦК социалистической трудовой молодежи, а позже секретарю ЦК ТПК, другу Ким Чен Ира. Ему присвоено звание вице-маршала КНА еще при жизни Ким Чен Ира. До последнего времени Цой пользовался доверием Ким Чен Ына. В 2012 г. он посетил Китай в качестве специального представителя молодого северокорейского вождя. В начале апреля 2014 г. Цой Рён Хэ избран в состав высшего органа власти – Государственного комитета обороны (ГКО) в качестве заместителя председателя, а в конце апреля снят с должности главного комиссара КНА. Затем снова стал доверенным лицом молодого вождя, избран секретарем ЦК ТПК.

Ким Чен Ын сменил практически всех командующих видами вооруженных сил. Чехарда с отставками и назначениями высокопоставленных военных совпала с устранением Чан Сон Тхэка, который, кстати, тоже имел высокое звание генерала армии и должность зампредседателя ГКО. Чистки в армейской верхушке сопровождаются назначениями новых лиц, их продвижением по службе. По случаю 16 февраля – «Дня сияющей звезды» (дата рождения Ким Чен Ира) – Ким Чен Ын как Верховный главнокомандующий издал приказ о присвоении генеральских званий почти 40 военным.

Перемены в высших эшелонах армейского командования, судя по всему, не последние. Традиции корейского конфуцианского сознания требуют регулярно перемещать чиновников как военных, так и гражданских, не давать им возможности обзаводиться сторонниками и друзьями, не позволять обогащаться через тесные коррупционные связи (в феодальной Корее коррупция в виде дорогих подарков была составной частью культуры человеческих отношений, да и сегодня остается практикой взаимоотношений в обществе как на Севере, так и на Юге). Ким Ир Сен тоже не давал засиживаться на высоких должностях партийным, государственным и военным чиновникам. Он устраивал перетряски Политбюро ЦК и секретариата ЦК ТПК, правительства. Ким Чен Ын, судя по всему, унаследовал и эту практику своего деда, но делает это беспощадно и жестоко.

Экономические перемены

Перераспределение ролей между партией и армией касается прежде всего экономики. Приоритет военного дела – «сонгун» – остается стратегическим курсом. Несмотря на тяжелую экономическую ситуацию, новое руководство продолжает осуществление крупных ракетно-ядерных проектов. В декабре 2012 г. состоялся запуск искусственного спутника, в феврале 2013 г. – третье испытание ядерного устройства. Постоянно проводятся пуски баллистических ракет, что является нарушением резолюций СБ ООН, санкционного режима, введенного в отношении КНДР. Модернизируются полигоны, совершенствуются двигатели для баллистических ракет и т. п. Ким Чен Ын регулярно инспектирует военные объекты. Южные корейцы подсчитали, что в 2013 г. он более 60 раз посетил военные базы.

В марте 2013 г. Пленум ЦК ТПК одобрил курс на одновременное развитие экономики и ядерных сил. Это фактически продолжение линии Ким Ир Сена на параллельное экономическое и военное строительство, провозглашенной в 1962 г. и проводившейся на протяжении многих десятилетий. Военная составляющая курса Пхеньяна – это дальнейшее развитие и укрепление ядерных сил как важнейшего средства сохранения северокорейской государственности в ее нынешнем виде. Политика «сонгун» будет проводиться вечно, подчеркивается в политических документах.

Режим тем не менее пытается найти выход из глубокого экономического кризиса, терзающего страну в течение многих десятилетий, в том числе путем осторожного внедрения рыночных механизмов. Такие попытки, кстати, предпринимал и Ким Чен Ир в начале 2000-х гг., но вскоре был вынужден отказаться от них из-за угрозы дестабилизации внутренней обстановки и усиления международного давления. Ростки капитализма в КНДР постепенно укрепляются. Наблюдается небольшой рост валового внутреннего продукта, производства электроэнергии. Увеличивается прослойка нуворишей, торговцев, мелких предпринимателей. Иными словами, по стране расползается экономический либерализм. Особенно заметны его следы в специальной экономической зоне (СЭЗ) Расон на севере КНДР, а также в Пхеньяне и других крупных городах.

В Северной Корее формируется специфический средний класс, представители которого отличаются от простых людей тем, что владеют мобильными телефонами, пользуются такси, посещают рестораны и т. д. Класс этот пока небольшой, около 400 тыс. человек (население КНДР – 24,5 млн). Он включает 50 тыс. высокопоставленных чиновников и членов их семей, 100 тыс. человек, имеющих богатых родственников за границей (в основном в США, КНР и Японии), более 200 тыс. – это успешные по северокорейским меркам торговцы, владельцы мелких предприятий, ресторанов.

В стране продолжается процесс социального расслоения. До последнего времени северокорейское общество подразделялось на три категории – люди, преданные режиму (в основном номенклатура, члены ТПК, офицерский корпус), колеблющиеся (рабочие и крестьяне) и скрытые враги режима (потомки богатых людей, репрессированные и их родственники). Сейчас структура постепенно размывается, деньги делают свое дело.

В мае 2013 г. в КНДР принят закон о создании девяти экономических зон развития (ЭЗР) – шесть торгово-экономических и три туристических. Власти надеются привлечь иностранный капитал (в первую очередь из Китая) для реализации проекта ЭЗР. КНР в принципе готова предоставить Пхеньяну значительные (10 млрд долларов) средства для модернизации инфраструктуры, развития добывающих отраслей экономики. Однако действующий в отношении Пхеньяна международный режим санкций не позволяет китайцам осуществлять здесь крупные инвестиционные проекты. Пекин тем не менее уже вложил в СЭЗ Расон более 400 млн долларов. Здесь работает около 150 компаний с участием китайского капитала. Эксперты отмечают, что Расон – динамично развивающийся анклав, где идет интенсивное строительство предприятий, дорог, гостиниц. Это своего рода «китайская зона» на территории КНДР, где имеют свободное хождение юань, доллар, иена, евро и т.д. Китайцы намерены наращивать инвестиции в Расон и довести их в ближайшие годы до 3 млрд долларов.

Южнокорейский бизнес беспокоит расширение китайского экономического присутствия в КНДР. Сеул настороженно наблюдает за ростом торговли между Северной Кореей и Китаем (в 2013 г. товарооборот составил 6,5 млрд долларов). Южные корейцы подсчитали, что на севере полуострова имеется до 20 видов минеральных ресурсов, общая стоимость которых составляет более 7 трлн долларов, что в 22 раза больше аналогичного показателя на юге. КНДР занимает второе место в мире по залежам магнезита, третье – по залежам графита. Южнокорейские предприниматели не скрывают заинтересованности в освоении природных ресурсов КНДР, однако напряженность в межкорейских отношениях, ракетно-ядерная деятельность Пхеньяна не позволяет Сеулу участвовать в дележе «северокорейского пирога».

Надо сказать, что иностранные компании сталкиваются в Северной Корее с большими трудностями. Власти КНДР под различными предлогами стремятся не возвращать инвестору вложенные им финансовые средства. Китайцы на правительственном уровне неоднократно ставили перед северокорейскими чиновниками высокого ранга вопрос о возвращении денег китайским компаниям. В КНДР были заморожены египетские инвестиции на 400 млн долларов, вложенные в мобильные технологии. Ряд иностранных, прежде всего китайских, фирм свернули инвестиционную деятельность.

В стране вводятся новые формы экономического образования. Северокорейские студенты и чиновники активно осваивают азы современных рыночных отношений. В Пхеньянском государственном университете работают иностранные профессора, специалисты по либеральной экономике. Более 250 северокорейских чиновников прослушали курс лекций по предпринимательству в Сингапуре. Студенты КНДР изучают рыночную экономику в Китае.

Проводя в жизнь так называемые «меры 28 июня» (по сути это ограниченные экономические реформы), инициатором которых является Ким Чен Ын, руководство КНДР по-прежнему отстаивает необходимость сохранения и укрепления государственного контроля над базовыми секторами народного хозяйства (добывающая и химическая промышленность, металлургия, машиностроение, железнодорожный транспорт). Ежегодно северокорейские вожди ставят задачи по модернизации основных отраслей экономики, увеличению добычи угля, производства стали и чугуна, улучшению работы транспорта, наращиванию выпуска товаров широкого потребления. Однако для решения задач не хватает финансовых ресурсов.

Заметные изменения происходят в сельском хозяйстве. 70% кооперативов расформированы и на их основе созданы единоличные хозяйства. Остальные 30%, а это в основном рентабельные кооперативы, по-прежнему в государственном секторе, обеспечивают продовольствием партийно-административную номенклатуру и армию. Принимаемые меры тем не менее не могут решить острую для страны продовольственную проблему. Хотя сельскохозяйственный сектор несколько и увеличил объем производства, дефицит продуктов питания сохраняется. По данным международных организаций, в 2013 г. в КНДР собрано около 5 млн т зерновых, в том числе 1,8 млн т риса. Продовольственная помощь со стороны международных гуманитарных организаций с каждым годом сокращается. Одна из главных причин – нежелание зарубежных стран выделять пожертвования Северной Корее, тратящей огромные средства на осуществление ядерных программ.

«Революционная дисциплина и порядок»

В условиях сложного экономического положения, напряженности в обществе, вызванной «предательством» ближайшего соратника Чан Сон Тхэка, Ким Чен Ын требует установления «революционной дисциплины и порядка». Расширяются масштабы чисток в армии и партийно-государственном аппарате. По сведениям иностранных источников, в последнее время в КНДР арестовано более тысячи чиновников разного уровня, имевших контакты и связи с Чаном или назначенными им на должности.

Новый руководитель уделяет повышенное внимание восстановлению руководящей роли партии, заметно подорванной в «эпоху Ким Чен Ира». Возобновилась практика проведения пленумов ЦК ТПК, заседаний Политбюро ЦК партии, активизируется партийно-политическая работа местных органов. В январе 2013 г. Ким Чен Ын выступил на конференции секретарей первичных парторганизаций. Главное внимание было сфокусировано на «укреплении авторитета партии в массах», идеологического и организационного начала в деятельности партийных органов, мобилизации населения на строительство «процветающей державы». Ким Чен Ын призвал партийцев «создавать атмосферу критики» в обществе, воспитывать партийных функционеров как «истинных слуг народа». Лидер ТПК поставил задачу «изменить облик партии», сделать беспристрастный анализ «успехов и просчетов», сосредоточить усилия на строительстве «социалистического цивилизованного государства».

Ким Чен Ын подчеркнул, что идеологическую основу партии составляют «идеи чучхе» или «кимирсенизм-кимчениризм», который объявлен «путеводной звездой» в строительстве «процветающей державы». Ким Чен Ын призывает «глубоко изучать и овладевать» идеями деда и отца. Овладевшие «кимирсенизмом-кимчениризмом» люди в своей практической работе будут опираться только на себя, а не рассчитывать на помощь других. Они никогда не проявят колебаний, даже если «останутся одни на необитаемом острове».

После событий с Чан Сон Тхэком пропаганда КНДР делает упор на важности укрепления единства партийных рядов, освобождения от тех, кто подрывает сплоченность. В партии и стране ведется широкая кампания в поддержку Ким Чен Ына, его мер по упрочению единства партии, что в реальности означает сплочение ТПК, всего северокорейского общества вокруг молодого вождя. В печати Северной Кореи отмечается, что «ТПК будет и впредь наказывать тех, кто осмелится подрывать интересы партии, государства и народа, невзирая на занимаемые ими посты».

С начала 2012 г. северокорейская пропаганда широко рекламирует «дух самопожертвования». Двум гражданам КНДР присвоено звание героя за то, что они «отдали свои жизни ради товарищей». При этом утверждается, что «практика самопожертвования – это внутренне присущая корейскому народу традиция». Суть кампании, очевидно, – внедрить в умы населения постулат о необходимости «ценою жизни защищать Ким Чен Ына». Подобные сентенции постоянно присутствовали в период правления Ким Ир Сена и Ким Чен Ира.

В феврале 2014 г. в Пхеньяне прошел съезд идеологических работников ТПК, на котором Ким Чен Ын и его соратники поставили задачу резко активизировать идеологическую работу во всех слоях общества. Выступая на форуме, Ким Чен Ын подчеркнул важность овладения всем населением идеями «кимирсенизма-кимчениризма», активной борьбы против тех, «кто на словах поддерживает политику партии, а на практике не проводит ее в жизнь». Первый секретарь ТПК вспомнил «победы», одержанные его дедом в борьбе против «антипартийных групп» в 1950-е –1960-е гг., призвал усилить идеологическое разоблачение таких явлений, как пораженчество, безответственность и др. Идеологическую работу, отметил Ким, нужно вести агрессивно и в то же время гибко.

Новый лидер не предлагает практически ничего нового. Обращаясь к политике предшественников, он призывает партийных работников идти в массы, разъяснять политические установки Ким Ир Сена и Ким Чен Ира о чучхеизации общества (сегодня это «кимирсенизм-кимчениризм»), о «духе и методе Чхонсанри» (руководители спускаются в низы, разъясняют политику партии и своим примером воодушевляют трудовые коллективы на выполнение и перевыполнение плановых заданий).

Весьма интенсивная идеологическая работа ведется в армии. Проводятся слеты командиров и политработников рот, армейских агитаторов и пропагандистов. Организуются походы командиров подразделений по «революционным местам», связанным с деятельностью Ким Ир Сена и Ким Чен Ира. Ким Чен Ын постоянно призывает «твердо верить партии и следовать за ней», отстаивать курс «сонгунской революции», проявлять любовь и заботу о людях. В этой связи вспоминаются слова Ким Ир Сена о том, что в своей работе партийно-политические и военные чиновники должны «поклоняться народу как небу». Но, как показывает жизнь, ничего кроме риторики в этих призывах нет. Народ по-прежнему недоедает, а правящая верхушка жирует. Северокорейские власти закупают для политической элиты предметы роскоши, дорогие автомобили и яхты. По данным ООН, расходы на эти цели постоянно увеличиваются. В 2012 г. они составили более 600 млн долларов, что в два раза больше, чем при Ким Чен Ире.

Ким Чен Ын, действуя в рамках корейских традиций, отдает должное отцу за «предоставленную возможность» возглавить страну. Одним из первых шагов после смерти Ким Чен Ира было постановление высших органов партийной и государственной власти КНДР о присвоении ему звания генералиссимуса. Кстати говоря, еще при жизни соратники Ким Чен Ира предлагали ему это высшее воинское звание, но Ким отказался, посчитав, что стране достаточно одного генералиссимуса – Ким Ир Сена. Сегодня Северная Корея – единственная страна в мире, где есть два покойных вождя, имеющих высшее воинское звание генералиссимуса и находящихся в мавзолее. В последнее время северокорейская пропаганда делает акцент на «патриотизме Ким Чен Ира». Величайшим патриотизмом объявлены защита страны и строительство процветающей державы. Патриоты – это люди, которые любят свои семьи, свои родные края и трудятся во имя процветания родины. Именно эти качества присущи Ким Чен Иру. Партийные функционеры призывают людей глубоко изучать его патриотизм, воспитывать членов ТПК, армию на примере «великого патриота генералиссимуса Ким Чен Ира».

Вспомнили в КНДР еще одну политическую кампанию, проводившуюся в 1970-е –1980-е гг., когда Ким Чен Ир был объявлен преемником вождя. Эта кампания сыграла существенную, если не решающую, роль в процессе передачи власти от отца к сыну. Речь идет о движении «групп трех революций» (идеологической, культурной, технической), которые создавались из «молодых интеллигентов» на предприятиях, в кооперативах, министерствах и ведомствах для контроля деятельности старых кадров. «Молодые интеллигенты» имели право снимать с должности любого руководителя, если он, по их мнению, не отвечает требованиям нового времени, недостаточно активно поддерживает выдвижение молодежи. Иначе говоря, «группы трех революций» были силой, которая наряду с армией и органами безопасности обеспечила утверждение Ким Чен Ира наследником Ким Ир Сена.

В 2013 г. в Северной Корее широко отмечалась 40-я годовщина создания «групп трех революций». Главные задачи кампании сфокусированы на техническом перевооружении народного хозяйства, внедрении передовых технологий, решении продовольственной проблемы, что, как полагают в Пхеньяне, позволит оздоровить внутреннюю ситуацию, сплотить общество вокруг молодого лидера. Но удастся ли властям добиться реализации поставленных задач – это большой вопрос.

*  *  *

Для внутриполитической обстановки КНДР после смерти Ким Чен Ира и прихода к власти его сына Ким Чен Ына характерно нарастание неустойчивости и неопределенности. Чистки и репрессии все более масштабны. По-прежнему сложная обстановка в экономике. Сокращается международная гуманитарная помощь, причиной чего является ракетно-ядерная программа КНДР. Напряжение в общество привносит также увеличивающееся давление со стороны США, Японии и Южной Кореи, требующих от Пхеньяна прекращения ракетно-ядерных программ и полной денуклеаризации. Серьезной проблемой стала широкая кампания, развернутая США, Южной Кореей, другими странами-союзницами Вашингтона и Сеула, по вопросу прав человека в Северной Корее. Обама и его администрация добились обсуждения этого вопроса в СБ ООН, хотя все ограничилось дискуссией, резолюций не принимали. Заметную нервозность проявляет новое руководство КНДР и в связи с жесткой линией Китая по ядерному вопросу. В стремлении уменьшить внешнее давление Пхеньян активизирует международную деятельность. Новый министр иностранных дел Ли Су Ён впервые за многие годы принял участие и выступил на сессии ГА ООН, посетил ряд дружественных КНДР стран. Член Политбюро ЦК, секретарь ЦК ТПК Кан Сек Чу, двоюродный дядя Ким Чен Ына совершил европейское турне.

Заметно оживились политические связи с Россией. В октябре 2014 г. в Москве состоялись переговоры министров иностранных дел РФ и КНДР. В ноябре Россию посетил спецпосланник лидера КНДР член Президиума Политбюро ЦК, секретарь ЦК ТПК Цой Рён Хэ, который лично передал президенту Владимиру Путину послание Ким Чен Ына. Россия пригласила лидера КНДР на торжества по случаю 70-летия победы в Великой Отечественной войне. На праздник он, правда, не приехал.

Выходят из застоя экономические связи. Этому способствовало списание Россией северокорейского долга (10 млрд долларов). Создан деловой совет Россия–КНДР. Достигнуты принципиальные договоренности о расширении экономического сотрудничества между Дальневосточными регионами Российской Федерации и Северной Кореей. Российская сторона проявляет интерес к проекту модернизации северокорейских железных дорог (стоимость 25 млрд долларов), прокладке газопровода через территорию КНДР на юг Корейского полуострова и др. Все это нельзя не приветствовать. Но остается нерешенной ядерная проблема, которая оказывает негативное влияние на безопасность в Северо-Восточной Азии. Ее разрешение видится нам через шестисторонние переговоры (РФ, КНР, США, Япония, КНДР, РК).

Три года, проведенные Ким Чен Ыном на вершине власти, продемонстрировали его намерение править «железной рукой», укреплять режим личной власти, держать в узде население, строго контролировать политическую элиту, не допускать малейших проявлений нелояльности персонально к нему и его курсу. Однако методы, которые избрал Ким Чен Ын, не новы. На протяжении многих десятилетий их использовали его дед и отец. К чему это привело, хорошо известно.

} Cтр. 1 из 5