Украинская экономика: верить в чудо

19 апреля 2018

Резюме: Основания для системной экономической кооперации между Россией и Украиной уничтожены. Связи, «прорастающие» вопреки конфликту, не будут способствовать политическому примирению. Выход Украины на устойчивый экономический рост возможен лишь в результате кардинальных изменений геоэкономической обстановки в регионе, внутренних предпосылок для него нет.

Россия остается главным торгово-экономическим партнером Украины. Товарооборот уступает только совокупному товарообороту Украины с Евросоюзом (в 2017 г. он даже вырос по отношению к предыдущему году 27% до 11,1 млрд долл.), причем по объему торговли Россия превосходит любую из стран ЕС. Однако логика отношений между двумя странами способна подорвать не только российско-украинскую торговлю, но и саму экономику Украины. Перспективам развития экономики Украины до 2030 г. был посвящен круглый стол, организованный журналом «Россия в глобальной политике». В работе круглого стола приняли участие Я.Д. Лисоволик, М.И. Кривогуз, И.А. Доценко, В.Б. Кашин, А.В. Лосев и другие эксперты.

 

Беднейшая страна Европы

На протяжении всех лет независимого существования Украины экономика страны остается коррумпированной, сырьевой, зависимой от конъюнктуры мировых рынков энергоносителей, металлопродукции, зерновых. И без того не очень большая, она ослаблена кризисами. Решения правительства политизированы и зачастую принимаются в пользу приближенного к власти бизнеса.

В 2014–2015 гг. украинская экономика пережила 17-процентный спад. В IV квартале 2016 г. она разогналась до 4,8% в годовом выражении, но в 2017 г. рост составил лишь 2% – ниже, чем в мире и в среднем по Евросоюзу. Главной причиной замедления экономики эксперты называют недостаток капиталовложений. Помимо тлеющего конфликта в Донбассе иностранных инвесторов отталкивают проблемы в банковской сфере, а также де-факто отсутствие судебной системы. В 2012–2013 гг. в стране насчитывалось около 50 рейдерских групп, оборот незаконного передела собственности оценивался в 3 млрд долларов в год.

Вяло идущие, а иногда и просто неудачные реформы делают экономические перспективы и вовсе призрачными. В глазах иностранных партнеров Украина – ненадежный заемщик, непоследовательный реформатор, нерешительный борец с коррупцией. Поэтому программа макрофинансовой помощи Украине и выплата третьего и окончательного транша в размере 600 млн евро оказалась под вопросом.

В промышленности степень износа основных фондов достигает 70–75%, треть предприятий убыточны, 65% мощностей горно-металлургического комплекса устарело. Потери от блокады Донбасса оцениваются в 2% ВВП (1,9 млрд долларов). Показатель уровня долговой зависимости предприятий постоянно растет и приближается к 4-м (заемный капитал в 4 раза больше собственного). Доля просроченных кредитов составляет 50%. Поэтому банки неохотно финансируют промышленность, предпочитая размещать деньги за рубежом даже под низкие проценты. Высока нагрузка бюджета по обслуживанию государственного долга. Государственный и гарантированный государством внешний и внутренний долг перевалил за 80% ВВП.

Инфляция выросла с 12,4% г/г в 2016 г. до 13,7% г/г в 2017 г. (13,9% год к году и 14,4% г/г соответственно), также был зафиксирован всплеск на 16,4% год к году в сентябре. Учитывая растущий риск стабильности цен, Национальный банк Украины перешел на более жесткую денежно-кредитную политику, и после снижения ставки на 1,5% в первом полугодии ему пришлось снова подняться на 2% до 14,5%. В январе 2018 г. Нацбанк увеличил ставку на 1,5% до 16%, демонстрируя тем самым озабоченность резким повышением уровня социальных стандартов, принятых правительством, и значительной задержкой финансирования МВФ.

Конфликт в Донбассе и снижение уровня жизни стимулируют бегство из страны. Население в 2017 г. сократилось примерно на 180 тыс. человек до 42,6 миллионов. В январе-сентябре число рабочих снизилось на 0,5%. После введения безвизового режима с ЕС на заработки выехало около 8 млн человек. Более 50% «рабочих» виз украинцам выдала Польша. Таким образом, растущий дефицит рабочей силы является одним из факторов, которые в 2017 г. привели к росту средней заработной платы примерно на 35% (вместе с повышением минимума заработной платы) и способствовали возникновению рисков для стабильности цен. В то же время уровень безработицы остается высоким – около 9,5–10%.

Банковский сектор по-прежнему сталкивается с рядом значительных проблем. Во-первых, отношение NPL (просроченные кредиты) чрезвычайно велико (около 55%), что ограничивает развитие кредитования. Кредитный портфель государственных банков на 70% состоит из неэффективных кредитов, и это даже выше, чем неплатежеспособность заемщиков у коммерческих банков – 58%. У иностранных банков на Украине около 43% проблемных кредитов. Во-вторых, необходима фундаментальная реформа правовой системы. Из-за отсутствия верховенства закона права кредиторов и заемщиков недостаточно защищены. В-третьих, доля правительства в банковском секторе превышает 55% и продолжает расти, что может негативно отразиться на будущем банковской системы.

Рост оборонных расходов, высокий спрос на вооружение и собственные производственные мощности в некоторых сегментах оборонной промышленности укрепляют военно-промышленный комплекс Украины. Однако широко распространенная коррупция, ограниченная открытость инвестиций и непрозрачное управление влияют на общую производительность и этого сектора.

В бюджете 2017 г. Министерство обороны (МО) получило 64,5 млрд грн (2,4 млрд долларов). Примерно 241 млн долларов использованы для закупки оружия и военной техники, а 1,9 млрд предназначены для операций и обучения. По данным МО, оборонный бюджет впредь будет сосредоточен на «возобновлении ВМС Украины, развитии сил специального назначения, развитии инфраструктуры учебных полей, ремонте вооружений и военной техники и проведении реформ для достижения стандартов НАТО». В последние годы, учитывая бюджетные ограничения, многие приобретения для вооруженных сил были сделаны в рамках программ военной помощи союзников.

Оборонный сектор нуждается в капитальном ремонте, притоке современных технологий и повышении эффективности. Украинские производители не могут предоставить важнейшие оружейные системы, включая бронемашины, средства защиты военнослужащих, средства связи, противотанковые ракеты, беспилотные разведывательные летательные аппараты, снайперские винтовки и боеприпасы.

Отдельной проблемой является ядерная энергетика и отказ от сотрудничества с Россией по замене тепловыделяющих элементов для реакторов АЭС, что снижает эффективность ядерной энергетики. Украина сегодня имеет 15 энергоблоков, больше 50% энергии в энергобалансе страны вырабатывается именно на атомных станциях. Российская компания ТВЭЛ, входящая в структуру «Росатома», сейчас является основным поставщиком топлива для украинских АЭС. По официальным данным, в 2016 г. более 72% топлива закупалось у ТВЭЛ.

По экспертным оценкам уровень теневой экономики Украины находится в диапазоне 45-50% величины номинального ВВП. При этом большая часть этой «тени» так или иначе уже включена в официальный ВВП, поскольку встроена туда через потребление (а потребление граждан – это 65% ВВП), через производственные цепочки и формирование прибавочной стоимости у предприятий и доходов физических лиц. Оба сегмента экономики и официальная и теневая переплетены и, по сути, составляют единую «серую» экономику, в которой добывающая, перерабатывающая и финансовая отрасли прячут от налогов более половины своих доходов, а строительство, торговля и транспорт порядка 45-47%. И лишь сельское хозяйство, получившее налоговые льготы несколькими годами ранее, прячет от налогообложения примерно 10% доходов. Таким образом, основные объемы теневой экономики – это легальная деятельность, выведенная из под налогообложения, «выход из тени» не сможет увеличить реальный ВВП, а лишь сократит бюджетный дефицит и улучшит финансовые показатели.

Украинская экономика (на февраль 2018). Общие показатели

Размер ВВП (номинальный)

93,3 млрд долл.

Население

в 2017 году сократилось примерно на 180 тыс. человек до 42,6 млн человек

 Величина ВВП на душу населения

2190 долл. (Украина стала самой бедной страной в Европе по ВВП
на душу населения, «опередив»
по этому показателю Молдавию)

Государственный долг

76,3 млрд долл.

Отношение долг/ВВП

82%

Валютный курс

27 гривен за доллар

Ставка рефинансирования Национального банка Украины

16% годовых

Средняя ставка овернайт на денежном рынке

18,5% годовых

Безработица

9,5%

Основные статьи экспорта:

сельхозпродукция и продукция пищевой промышленности и металлургия

 

Несмотря на мало обнадеживающие макроэкономические показатели, за 2015–2017 гг. введено в строй более 200 промышленных и сельскохозяйственных объектов и еще около 50 строится. В основном это современные предприятия по производству, переработке, хранению сельхозпродукции и генерирующие объекты на основе возобновляемых источников энергии. Среди них около 40 зернохранилищ и элеваторов, включая морской зерновой терминал, 60 солнечных и 10 ветровых электростанций, более 100 биогазовых заводов и котельных, сельскохозяйственные фермы и цеха по переработке мусора. Кроме того, открыто несколько индустриальных парков и освоено четыре небольших газовых месторождения (запасы от 100 до 600 млн куб. м). Конечно, в основном это небольшие предприятия с инвестициями от 1 до 300 млн грн (11 млн долл.) и числом работников от 2 до 50 человек.

Сельское хозяйство и дальше будет развиваться, но оно не способно гарантировать полную занятость в урбанизированном обществе. В современном мире нет примеров обеспечения благосостояния страны таким маленьким сектором экономики, как сельское хозяйство, тем более если оно не высокотехнологичное. Есть шанс увеличить внешнеторговый оборот сельхозпродукции: заинтересованность проявляют китайцы, есть надежда на рост оборота с ЕС, традиционно Украина экспортирует зерно на Ближний Восток.

В 2016 г. наибольший прирост по сравнению с предыдущим годом показали отрасли по производству оптических приборов и компьютеров, пластмасс. Эта тенденция продолжилась и в 2017 году. Отрицательная динамика зафиксирована в добывающей промышленности. После провала ВВП в 2014 и 2015 гг. (падение соответственно на 6,6 и 9,9%), в 2016 г. произошел его подъем на 2,3%, а в 2017 – на 2,1 процента. Конечно, этот рост неустойчивый и во многом объясняется низкой базой и вкладом ОПК (тем более что промышленное производство после прибавки на 2,4% в 2016 г. снизилось на 0,1% в 2017-м). Производительность машиностроения в прошлом году выросла на 7,3% год к году.

Хорошие результаты показала легкая и химическая индустрия, производство продуктов питания, строительство выросло более чем на 20% в год, а рост реальной заработной платы после двукратного повышения минимальной оплаты труда с 1 января 2017 г.
помог значительно улучшить внутреннюю торговлю. Но это привело к росту инфляции.

Можно назвать и другие перемены, потенциально способствующие развитию экономики: очередная редакция налогового кодекса, санация банковской системы (число банков сократилось со 180 до 90), закон о пенсионной системе, смягчение валютных ограничений. Важным фактором развития новых экологических производств является гармонизация законодательства Украины и ЕС, начатая при участии Института государства и права НАН еще в 1990-х годах. В 2008–2009 гг. принята полноценная законодательная база по стимулированию развития альтернативных и возобновляемых источников энергии.

С потерей Крыма и значительной части тяжелой промышленности Донбасса экономика Украины сократилась на 6,6% в 2014 г. и на 9,8% в 2015 г., но выросла на 2,3% в 2016 г. и 2,0% в 2017 г. из-за благоприятной конъюнктуры. После того как Евросоюз и Украина сформировали зону свободной торговли, а Москва наложила ряд торговых ограничений, ЕС заменил Россию и стал крупнейшим торговым партнером Украины.

Предпосылки и ресурсы роста

Разница масштабов экономики Украины и Запада. В настоящее время годовой ВВП Украины (93,3 млрд долларов) приблизительно равен размеру активов среднего западного банка. Если бы помощь, которую ЕС оказала Греции, была направлена на Украину, страна могла бы целый год не работать, а только потреблять. Т.е. украинская экономика в мировом контексте имеет микромасштабы, и теоретически западные страны без особого напряжения могли бы осуществить экспансию частного или условно частного капитала в страну.

Политический фактор.  Напряженность в российско-американских отношениях и между Россией и Западом в целом – основная причина интереса ведущих государств Запада к Украине. Этот интерес не только военно-стратегический, но и экономический. США, пользуясь доминирующей позицией в международных финансовых институтах, не допустят дефолта (если, конечно, действия украинских властей не потребуют их замены). Дефолт будет означать провал «эксперимента по построению демократии» в этой бывшей советской республике и экономические потери. (Американский фонд Franklin Templeton в 2013 г. купил украинские еврооблигации на 5 млрд долларов, Госдепартамент тоже потратился через различные фонды.)

Анализируя состояние экономики Украины, нельзя оперировать формальными критериями долговой устойчивости (госдолг достигает 80%), темпы роста экономики не дотягивают до определенных значений – будет автоматический дефолт.

Финансовая помощь Запада. С середины 1990-х гг. МВФ, ЕБРР, ЕС и другие организации и государства оказывают финансовую поддержку Украине, которая активизировалась в последние годы и, в частности, помогла избежать дефолта в 2015 г. (как кредит России в 3 млрд долларов годом ранее), когда были реструктурированы и частично списаны внешние обязательства Украины. Подавляющая часть этих поступлений возмездна и сопровождается рядом условий: проведение реформ, привлечение западных специалистов и оборудования и т.д. Эти кредиты являются льготными, предоставляются под 3–4% годовых, в то время как коммерческие кредиты стоят 7–8%.

Международный валютный фонд за прошедшие годы выделил Украине кредитов более чем на 31 млрд долларов. Пакет помощи МВФ, согласованный в марте 2014 г., составляет 17,5 млрд долларов, из которых Украина уже получила четыре транша на общую сумму 8,4 млрд долларов, последний транш был в апреле 2017 года.

Не меньшую сумму вложили прочие международные финансовые организации и институты (МФО), ЕС и отдельные страны. Очевидно, что часть этих сумм использовалась неэффективно и разворовывалась, а обязательства выполнялись украинской стороной зачастую формально, для отчета перед кредиторами. Кроме того, прямой корреляции между финансовыми вливаниями и ростом ВВП, конечно, нет. Тем не менее положительное воздействие этой поддержки будет медленно возрастать, реформируя экономическую среду в результате осуществления инфраструктурных проектов, законодательных новаций и т.п.

Большая доля частной собственности в экономике. В России к 2013 г. почти весь рынок монополизирован госкорпорациями. На Украине аналогичные изменения произошли в основном в банковском секторе и сохраняются в нефтегазовом. Частная собственность все еще играет большую роль в экономике, и есть все условия для формирования рыночных отношений. Однако роль нынешнего украинского президента в этом процессе скорее негативна. Пётр Порошенко в своем стремлении к доминированию как в политике, так и в бизнесе национализировал Приватбанк, не нашел общего языка с рядом крупнейших бизнесменов, под видом рыночных реформ начал наращивать долю государства в экономике. Президент пошел по пути предшественника, запугав олигархов, и теперь слово «реформы» ассоциируется у них с «раскулачиванием».

Соглашение об Ассоциации с Европейским союзом (подписано в 2014 г., полностью вступило в силу после ратификации всеми странами ЕС 1 сентября 2017 г.). В свое время в стремлении как можно быстрее заключить соглашение власти Украины пошли на все условия Евросоюза. И даже достигнув СА, Киев весьма вяло ведет переговоры об отмене квот и расширении беспошлинной торговли. В результате Украина проигрывает. Для ЕС весь годовой объем украинского экспорта – это менее 1% торгового оборота, однако отменять квоты и снимать ограничения Европа не готова. Что касается рынка сельскохозяйственной продукции, то за последние годы Евросоюз нарастил экспорт на Украину гораздо больше, чем наоборот. Соединенные Штаты также начали вводить антидемпинговые меры против украинской металлопродукции. В результате квоты на беспошлинный экспорт кукурузы и пшеницы заканчиваются в феврале, меда – в марте и т.д. (Правда, наблюдается рост производства и экспорта товаров, которых ранее на Украине не производили, – виноградных улиток, шмелей для опыления и др. экзотики, однако данная тенденция не имеет существенного значения.) Скорее всего, ЕС и США проводят такую политику, поскольку не уверены в стабильности власти и экономической ситуации в стране. 

Тем не менее произошла рокировка торговых партнеров Украины: Россия и Европейский союз поменялись местами. Но Россия по-прежнему на первом месте среди торговых партнеров Украины как по экспорту, так и по импорту и на третьем по накопленным прямым инвестициям – 4,350 млрд долларов (на первом месте – Кипр, что зачастую тоже российские деньги).

Дополнительные ресурсы. За период независимости из страны выведено приблизительно 200 млрд долларов. Около половины этих сумм ушло на непроизводительное потребление, но значительный объем накоплен в форме ликвидных средств. И в зависимости от договоренности между бизнесом и правительством эти средства могут быть инвестированы в Украину, видимо, не более 25–35 млрд долларов. Плюс этого потенциала в том, что инвестиции могут поступить быстро и сразу попасть в госбюджет в рамках программы приватизации. Однако недоговороспособность президента Порошенко, который сам является крупным олигархом, привела к тому, что этот фактор в настоящее время не актуален. В результате бизнес стремится перевести все заработанное за границу. Возможно, что после выборов в 2019 г. ситуация изменится.

Еще одним дополнительным ресурсом является распродажа советских высоких технологий в сфере авиации, космоса, оборонной промышленности. В них может быть заинтересован Китай (самолет АН-124) и ряд других стран, однако данный ресурс незначителен.

Есть ли точки роста?

Одной из самых очевидных составляющих долгосрочной экономической модели может стать миграция. Говоря о долгосрочных темпах экономического роста и развития, экономисты часто фокусируются на такой категории, как человеческий капитал. Качество человеческого капитала с точки зрения его развития напрямую зависит от финансового ресурса, с которым у страны очевидные проблемы. Выбирая парадигму развития человеческого капитала по линии миграции, Украине следует обратить внимание на опыт стран восточного блока. Здесь наглядный пример – Сербия, которая многое потеряла за счет утечки мозгов. С течением времени это привело к качественно более низкому уровню развития по сравнению с теми странами, которые выбрали развитие образования и здравоохранения.

Говоря о жизнеспособности украинской экономики, первым делом следует обратить внимание на фактор долговой устойчивости. Оценивая любую экономику, МВФ смотрит на траекторию роста госдолга. Сможет ли экономика за счет фискальных мер сохранить или снизить рост госдолга в долгосрочной перспективе на следующие несколько десятков лет или же она за счет ускорения темпов экономического роста сможет выйти из долговой петли. На данный момент долговое бремя Украины становится только тяжелее: были превышены пороговые значения, обозначенные МВФ, уровень в 60% ВВП давно позади. Можно говорить, что украинская экономика обретает неустойчивость динамики госдолга, из которой становится все сложнее выйти, увеличивая темпы роста.

На фоне значительных долговых обязательств в иностранной валюте в ближайшие несколько лет (7–8 млрд долл. США в год), сотрудничество с МВФ по-прежнему имеет большое значение для Украины. Учитывая более низкие платежи по долгам после реструктуризации внешнего долга в 2015 г. и успешную макрофинансовую стабилизацию последних лет, украинская власть, возможно, успокоилась, что увеличивает риск срыва программы МВФ.

Пока ожидается только один транш МВФ в 2018 году. Что касается последующих частей финансирования, Украине придется утверждать земельную реформу, которая является политически болезненной, особенно перед выборами. Таким образом, реализация этой реформы маловероятна в скором будущем. Программа сотрудничества с МВФ будет постоянно сталкиваться с препятствиями из-за популизма властей.

Благодаря политике многих Центральных банков сейчас есть условия для того, чтобы брать взаймы. Однако стоимость таких заимствований существенно выше, чем Украина может получать от международных финансовых организаций. И в долгосрочной перспективе стоимость будет оставаться достаточно высокой, ведь риски и проблемы, которые видят инвесторы в связи с операциями и приобретением активов на Украине, сохранятся.

В сложившихся условиях выходом из долговой петли представляется экономический рост, драйверами которого могут быть трудовые ресурсы, капитал и производительность. Трудовые ресурсы определяет демография. Показатели демографии Украины одни из худших в Европе, прибавим к этому утечку мозгов, значит, по крайней мере в следующие 15–20 лет это не может стимулировать экономический рост. Перспективы инвестиционного роста также представляются сомнительными. С точки зрения процентных ставок и долгового бремени увеличение инвестиций выглядит весьма проблематичным. Таким образом, из трех факторов единственный, на который может уповать Украина – рост производительности и эффективности производства. В долгосрочной перспективе это может сработать при серьезном вмешательстве Западной Европы (передача высоких технологий, совместное развитие предприятий и т.д.). Но условия такого вмешательства во многом определит интеграционная карта Украины. Будет ли в последующие десятилетия только альянс Украины и ЕС или же они придут к чему-то большему?

Предположим, что Украина начнет процесс вовлечения в рыночный оборот сельскохозяйственных земель (что откладывается уже более 10 лет) и займется восстановлением горно-металлургического комплекса страны, разделенного внутренним конфликтом. Долгосрочный экономический рост мог бы обеспечиваться за счет металлургии, сельского хозяйства, легкой промышленности и передовых технологий в энергетике. Это вызвало бы приток инвестиций, прежде всего из КНР, других азиатских стран и Европы. Для китайских, индийских, да и европейских производителей весьма привлекательно не строить предприятия на территории ЕС, не нести больших расходов на зарплату, социальные выплаты, не соблюдать экологические нормы, а беспошлинно экспортировать свою продукцию с Украины. Сегодня там представлены многие китайские компании, расширяют свое присутствие Xiaomi, Huawei, фармацевтические фирмы. Китайская товарная биржа Bohai Commodity Exchange купила Украинский банк реконструкции и развития.

Инвестиции в агробизнес могут поднять создаваемый в сельском хозяйстве ВВП в 2–3 раза, поскольку сейчас производительность труда в этом секторе остается довольно низкой из-за его архаичного характера. Приложение капитала могло бы изменить структуру использования плодородных земель и, соответственно, фондоотдачу. В настоящее время агробизнес уже получает 1–2 млрд долл. в год инвестиций и является основным поставщиком валюты в страну. Из-за сохранения квот Евросоюза он вынужден переориентироваться на Восток.

Украинские металлургические предприятия обладают достаточными производственными мощностями и большим потенциалом модернизации. В стране присутствует ряд зарубежных компаний, которые имеют программы модернизации (Mittal Steel Arcelor/Криворожсталь). Вероятен приход на украинский рынок китайских металлургов, нацеленных на производство для европейских потребителей. Развитие сдерживают разрыв связей с восточными областями Украины, квоты ЕС и антидемпинговые меры США.

Во многом экономическая модель Украины уже сложилась и напоминает латиноамериканскую модель 80-х гг., так называемое «потерянное десятилетие», характеризовавшееся чередой дефолтов, неплатежей, низкими темпами экономического роста и высоким уровнем долга. Модель также характеризуется постоянным чередованием либеральных и популистских шоков. Вышла из этого круга только Чили; у Аргентины, к примеру, проблемы не прекращались, что привело к повторному дефолту в 2000-х.

Ясно одно – макроэкономически решить проблему украинской экономики крайне сложно, скорее всего потребуется геоэкономический разворот. Вопрос в том, каким он будет.

Может быть, ситуация прояснится к концу 2019 г., после президентских и парламентских выборов. Если экономическое возрождение Украины станет возможным, оно будет осуществляться не на основе советских технологий (через 15 лет советская промышленность Украины сохранится лишь в усеченном виде обслуживания остающихся внутренних потребностей) и с минимальным участием российского бизнеса. Ведь существующий курс Украины в отношении России нельзя назвать иначе, как полный разрыв связей, любой ценой и даже во вред собственным интересам.

Экономика Украины. SWOT-анализ

Сильные стороны (Strengths)

Слабые стороны (Weaknesses)

  • Полиотраслевая структура экономики, оставшаяся в наследство от СССР: металлургия, машиностроение, авиа- и ракетостроение, химическая и легкая промышленность, агропромышленный комплекс, ОПК, электроэнергетика.
    Промышленность – 27,8% ВВП,
    сельское хозяйство – 14% ВВП, сфера услуг – 58,7% ВВП.
  • Близость к европейской транспортной инфраструктуре и потребительскому рынку.
  • Гибкая валютная политика Нацбанка.
  • Положение транзитной страны для российских энергоносителей в Европу.
  • Растущий потребительский рынок.
  • Атомная энергетика составляет половину всей генерации электроэнергии, что делает Украину менее зависимой от углеводородов в сравнении с соседними странами.

 

  • Дефицит бюджета 3% ВВП и риск двукратного роста дефицита при отказе МВФ предоставить очередные транши кредитов.
  • Низкая фискальная дисциплина и собираемость налогов и социальных платежей.
  • Зависимость от внешних займов при высокой долговой нагрузке 82% долг/ВВП.
  • Слабость банковской системы.
  • Отрицательное сальдо внешней торговли -3,8 млрд долл. Украина импортирует 75% нефти и газа и 100% ядерного топлива.
  • Высокая безработица (официальная занятость 16 млн из 26 млн человек трудоспособного возраста).
  • Зависимость потребительского сектора от зарубежных переводов украинских трудовых мигрантов – 7% ВВП.
  • Многолетняя отрицательная динамика ВВП.
  • Потеря рынков для высокотехнологичной продукции и продуктов глубокой переработки. В структуре экспорта преобладает сырье и продукты с низкой прибавленной стоимостью.
  • Зависимость от российских энергоносителей, удобрений и запчастей.
  • Потеря российского рынка и разрыв производственных связей.

Возможности (Opportunities)

Угрозы (Threats)

  • Торговые преференции со стороны Евросоюза. ЕС – основной внешнеторговый партнер (40% от украинской торговли).
  • Украина – ведущий поставщик рабочей силы в Европе. Денежные переводы украинских гастарбайтеров – 7 млрд долл., что в 2,8 раза больше суммы прямых инвестиций.
  • Возможности снизить долговую нагрузку путем приватизации госсобственности и земель сельхозназначения.
  • Наличие свободных производственных мощностей.
  • Повышение мировых цен на нефть и продукты нефтепереработки и растущая зависимость от российских энергоносителей.
  • Угрозы аварий на АЭС при отказе от сотрудничества с Россией по замене ТВЭЛ для реакторов.
  • Затруднение сотрудничества европейским бизнесом и препятствия для привлечения инвестиций из-за проблем банковского сектора и роста затрат в Донбассе.
  • Снижение прямых иностранных инвестиций (в 2017 г. их объем составил 2,5 млрд долл. по сравнению с 4,4 млрд долл. в 2016-м).
  • Возможное ограничение трудовой миграции со стороны соседей Украины.
  • Отрицательная динамика ВВП и экспорта и ВВП за последнее десятилетие.
  • Рост теневого сектора (45%).
  • Рост оборонных расходов.
  • Высокая инфляция (12–15%).

 

Прогноз ВВП Украины на 2018 год

ВВП

104 млрд долл.

Динамика ВВП

+2% 2017,
+2,3% 2016,
минус 9,8% 2015 г.

 

Валовые национальные сбережения

17,7% ВВП

ВВП по потребителям:

  • домохозяйства: 65%
  • государственное потребление: 18,7%
  • инвестиции в основной капитал: 14%
  • инвестиции в запасы: 2%
  • экспорт товаров и услуг: 47,9%
  • импорт товаров и услуг: -47,4% (оценка за 2017 г.)

Уровень безработицы

9,5% (оценка за 2017 г.). Только официально зарегистрированные. Большое количество незарегистрированных или неполных рабочих мест

Бюджет

доходы бюджета

35,6 млрд долл.

расходы бюджета

38,91 млрд долл.

дефицит бюджета

3,2%

Публичный долг

89% ВВП (оценка 2017)

81% ВВП (оценка за 2016 г.).

Публичный долг

64,5 млрд долл.

Состоит из:

внутреннего государственного долга (23,8 млрд долл.);

внешнего госдолга (26,1 млрд долл.); и суверенных гарантий (14,6 млрд долл.)

 

Инфляция

12%

Денежное предложение

М0/М1 22,43 млрд долл. (31.12.2017)

Фондовая биржа

45,55 млрд долл. (31.12.2017)

Объем внутреннего кредита

69,99 млрд долл. (31.12.2017)

Рыночная стоимость публично торгуемых акций и ADR

20,71 млрд долл.

Общие экономические данные

Сельхозпродукция

зерно, сахарная свекла, семена подсолнечника, овощи; говядина, молоко

Промышленность

электроэнергия, черные и цветные металлы, оборудование и транспортное оборудование, химикаты, пищевая промышленность

Темпы роста промышленного производства

3,6% (оценка за 2017 г.)

Баланс текущего счета

3,409 млрд долл. (оценка за 2017 г.)

Экспорт товаров

36,85 млрд долл. (оценка за 2017 г.)

Экспорт

металлопрокат, зерно, масличные культуры и продукты питания, химикаты, промышленное оборудование и транспортное оборудование

Экспорт. Торговые партнеры

Россия 9,9%, Египет 6,2%, Польша 6,1%,
Турция 5,7%, Италия 5,3%, Индия 5,2%, Китай 5,1% (2016 год)

Импорт товаров

44,42 млрд долл. (оценка за 2017 г.)

Импорт

промышленные товары, энергетика, машины и оборудование, продукты химии, уголь, удобрения, бензин и топливо

Импорт. Торговые партнеры

Россия 13,1%, Китай 12%, Германия 11%, Беларусь 7,1%, Польша 6,9%, США 4,3% (2016 г.)

Запасы иностранной валюты и золота

20 млрд долл. (оценка на 31 декабря 2017 г.)

Общий внешний долг,
включая корпоративный

125,3 млрд долл. (31 декабря 2017 г.)

Общий накопленный объем прямых
иностранных инвестиций

71,15 млрд долл. (31 декабря 2017 г.)

Объем прямых иностранных инвестиций за рубежом

8,983 млрд долл. (на 31 декабря 2017 г.)

Приведенные в тексте данные взяты из:

Всемирный банк // https://data.worldbank.org/country/ukraine?view=chart

International Monetary Fond. IMF Country Report No. 17/83

 

Заключение

Советская Украина закончилась как культурный феномен, но, что еще важнее, и как потенциальная экономика, считавшаяся некогда перспективной. При оценке экономических перспектив современной Украины советское наследие можно в расчет не принимать. Через 10–15 лет Украина будет совсем другой, и то, что гипотетически могло развиваться после распада СССР, перестанет играть сколь-либо заметную роль. Структура украинской экономики изменится фундаментально.

На сегодняшний день по математическим и статистическим причинам никаких очевидных макроэкономических предпосылок для успешного развития Украины не просматривается. Стране следует рассчитывать разве что на кардинальные изменения геоэкономической обстановки в регионе. Евросоюз будет меняться, и эти перемены (точнее, изменения степени притягательности – в том числе и экономической) окажут решающее влияние на развитие Украины. Степень этих перемен – важный фактор, учитывая то, что Европа становится гораздо более «интровертной», а при отсутствии геополитических амбиций тратить силы на слабую страну – нецелесообразно. Украина может превратиться в нового «больного человека Европы» – в каком-то виде стабилизироваться, зафиксироваться. Ее проблемы останутся хронически не решаемыми, но хронически продлеваемыми.

России надо решать, что с этим делать. Притом что между Россией и Украиной больше не будет (в сколько-нибудь обозримом будущем) системной взаимозависимости. От нее обе стороны будут уходить, принимая соответствующие политические решения. Иными словами, российско-украинские экономические связи, какими бы они ни были, не будут определять политические перемены во взаимоотношениях двух стран, скорее, наоборот. Предпосылки для кооперации, существовавшие прежде, уничтожены безвозвратно.

Экономическая логика в такой ситуации толкает к связям несистематического характера, но чем сильнее такие связи будут прорастать, тем больше их будут пытаться искоренять обе стороны.

Обзор подготовила Анна Жихарева

} Cтр. 1 из 5