07.02.2024
Треугольник печали: американская политика и внешний мир
Колонка редактора
Хотите знать больше о глобальной политике?
Подписывайтесь на нашу рассылку
Фёдор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» с момента его основания в 2002 году. Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике России с 2012 года. Директор по научной работе Международного дискуссионного клуба «Валдай». Профессор-исследователь Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики». 

AUTHOR IDs

SPIN RSCI: 4139-3941
ORCID: 0000-0003-1364-4094
ResearcherID: N-3527-2016
Scopus AuthorID: 24481505000

Контакты

Тел. +7 (495) 980-7353
[email protected]

В американском сенате в среду планируется голосование по законопроекту о выделении дополнительных 118 млрд на потребности администрации Джо Байдена в сфере национальной безопасности. Из них 60 млрд – на поддержку Украины, 14 млрд –на поддержку Израиля, 20 миллиардов – на безопасность южной границы самих США. Но в муках рождённый документ может стать жертвой развернувшейся в Америке полноценной президентской кампании, которая увенчается голосованием в ноябре.

Партии приступили к предварительным выборам по штатам, интриги мало. Демократы, несмотря на сомнения в физическом состоянии президента, поддержат его. Республиканцы склонились перед Трампом, хотя изначально ожидалась борьба.

Опросы показывают: американцы не в восторге, что вероятная кульминация года – матч-реванш престарелых соперников, уже сходившихся в 2020 году. Есть, правда, шанс, что вмешаются обстоятельства непреодолимой силы. В случае Байдена – состояние его здоровья, в случае Трампа – многочисленные уголовные обвинения, по которым он может быть осуждён в ближайшие месяцы. Дошло до совсем оригинального. Если верить утечкам в американской прессе, Трамп с соратниками обсуждает, как вести кампанию, если ему придётся проводить много времени на судебных заседаниях или даже если он будет арестован. Для таких ситуаций готовят специальные ходы.

Согласно опросам, Трамп лидирует в «переменных» штатах – тех, где, собственно, и решается судьба выборов. В США большинство штатов голосуют неизменно – за демократов или республиканцев, а шесть колеблются, они и определяют исход. Пока Трамп опережает показатели победного для себя 2016 г., хотя в нынешней обстановке предсказывать что-либо никто не возьмётся.

Перспектива президентства Трампа, пока гипотетическая, уже вызвала волну по всему миру. Трамп – человек ярко окрашенный, поэтому и реакция на него нестандартная. Любопытно, что оппоненты Соединённых Штатов, которым он всегда громко обещает показать «кузькину мать», настроены спокойно. В России считают, что поворот Америки к себе, который постоянно провозглашает Трамп, остальному миру выгоден – меньше будут вмешиваться в чужие дела. Китай – основная мишень нападок трампистов, но в Пекине ещё во время его первого срока поняли, что главное для Трампа – деньги и выгода. То есть разговор двух крупнейших экономик – жёсткий, но рациональный, понятно о чём. В отличие от диалога с демократической администрацией, которая, рассуждая о ценностях и идеалах, как заметил автору этих строк один китайский собеседник, «никогда не показывает руки».

Истоки китайского поведения
Одд Арне Вестад
По характеру противостояние США и КНР будет отличаться от того, что наблюдалось в годы холодной войны, но это не отменяет актуальности советов Джорджа Кеннана. Соединенным Штатам нужно сохранять и углублять отношения со странами Азии.
Подробнее

Даже Иран, откровенно пострадавший от решения Трампа в 2018 г. разорвать ядерные договорённости, да и вообще являющийся предметом ненависти большинства правых консерваторов, паники не испытывает. Хуже не будет.

Дональд Трамп был первым президентом США за много десятилетий, который не начал ни одного нового военного конфликта. За его провокационной и агрессивной риторикой скрывается делец, который воевать не любит и не считает это правильным. Самый жёсткий торг – да, кровопролитие – зачем?

Позиция, казалось бы, очень понятная и разумная, однако на фоне сегодняшней мировой и американской политики звучит чуть ли не как фронда. Отсюда и ожидания противников, что договориться с Трампом возможно.

А вот союзники, напротив, пребывают в ужасе, потому что они как раз уверены, что с Трампом договориться нельзя. Панически предсказывают, что он может вообще вывести страну из НАТО либо выдвинуть к участникам организации заведомо неприемлемые требования. Ну и традиционные упрёки в полной непредсказуемости.

Что касается последнего, то это не более чем нежелание признать, что человек может руководствоваться логикой, отличающейся от той, что считают канонической. В своих действиях Трамп очень последователен, хотя может вести себя демонстративно хаотически – это форма того самого торга, запутывание контрагента.

С союзническими отношениями сложнее. Вариант выхода из Североатлантического альянса стоит сразу отбросить. Американский президент – не абсолютный монарх, и исключена ситуация, при которой весь Конгресс окажется под контролем его единомышленников. Но вот поведение Вашингтона в рамках альянса – величина переменная. И зависит она не только и не столько от отношения к странам-партнёрам, сколько от расстановки внутренних приоритетов. Как работает эта схема, можно наблюдать уже сегодня – на примере клинча администрации и Палаты представителей Конгресса из-за пакета финансирования первоочередных нужд. Республиканцы, контролирующие нижнюю палату, стоят горой за расходы на границу и предотвращение миграционного потока с юга.

А без этого не готовы согласиться на продолжение поддержки Украины и даже Израиля, хотя тут предлагают изолированный билль. Демократы, напротив, увязывают всё только с Украиной, не допуская принятия других решений отдельно.

Сюжет, вообще, очень показательный. Внутренняя тема (граница), внешняя (Украина) и смешанная (Израиль, который является фактором и внутриамериканской, и международной политики), в этом треугольнике разыгрываются интересы. И вот тут очень важно, кто находится в Белом доме и насколько президентская власть способна проводить свою повестку.

Европа (в несколько меньшей степени – Восточная Азия) боится американских событий прежде всего по причине своей полной от них зависимости, как сложатся катеты и гипотенузы в этом треугольники – для Европы принципиально. Возможное изменение линии поведения США оставляет атлантических союзников в состоянии полной неопределённости.

Можно винить Белый дом и его обитателей, но Старый Свет сам и добровольно поставил себя в это положение. Так что ему остаётся только ждать и надеяться на американского избирателя.

Российская газета
«Рассержен, ещё более рассержен»: о гневе американских президентов и избирателей
Максим Сучков
Современная ситуация в США – продолжение политической саги, начавшейся в 2016 году. Тогда копившееся много лет недовольство правящими элитами вынесло на передний край не профессионального политика, а миллиардера-популиста Дональда Трампа. Трамп уловил эмоцию гнева, которая управляла умонастроениями миллионов американцев, но не находила выхода, и сумел конвертировать её сперва в политическую силу, а затем и в собственную власть.
Подробнее